На Гавайях приняли закон против "смартфонных зомби"

Дом на Гавайях, где отдыхал Обама, будут сдавать в аренду

Ученые жили восемь месяцев в изоляции на Гавайях

Утерянные земли России: русские Гавайи

Утерянные земли России: русские Гавайи (продолжение)

На Гавайях найдена редкая наскальная живопись

Назван штат США с самым дорогим жильем

На Гавайях вступает в силу "Закон Стивена Тайлера"

На Гавайских островах строится крупнейшая ветровая электростанция

Обновлён рекорд дальности передвижения роботов по океану

Племена на Гавайях умели сберегать морские биоресурсы, выяснили ученые

Черные кораллы — переворот в морской биологии

С Гавайев вместо открыток отправляют кокосы

Поток туристов на Гавайи увеличился

На Гавайях строится крупнейшая ветровая электростанция

Гавайские ученые создали устройство для отпугивания акул

Гавайские ученые нашли 34-тысячелетние бактерии

На Гавайях открыты станции для зарядки электромобилей

Корабли Российского Тихоокеанского флота отправились на Гавайи

Вайкики пляж будет закрыт

Альбатрос с Гавайских островов добрался до Калифорнии на судне и грузовике

Гавайские рестораны приспосабливаются к запрету на акульи плавники

Первый в мире университет сёрфинга откроется на Гавайях

Серфинг – новая школьная дисциплина на Гавайях

20 миллионов тонн японского мусора приближаются к побережью Гавайев





Топ 100   Мисс Пляж   Гавайские девушки   Мистер Пляж   Гавайские парни   Гавайские встречи   Гавайские дневники
Гавайские знакомства
Я:
Найти:
Где: 

Онлайн тест теории вождения в штате Гавайи

Цитаты, афоризмы, поговорки, высказывания

Видео уроки, смешное, гавайское

Вебкамеры Гавайев

Гавайские обои

”Forum

Russian America Top

Rambler's Top100

Сомерсет Моэм. Гонолулу

Мудрый путешественник странствует лишь в своем воображении. Один старый
француз (точнее савояр) написал книгу под названием "Voyage autour de ma
chambre" ["Путешествие вокруг моей комнаты" (фр.)]. Я не читал этой книги
и даже не знаю, о чем она, но ее заглавие будоражит мою фантазию. Подобным
образом я мог бы совершить кругосветное путешествие. Икона, стоящая на
каминной полке, может перенести меня в Россию с ее бескрайними березовыми
рощами и куполами белых церквей. Катит свои волны широкая Волга, и на краю
беспорядочно разбросанной деревни, в пивнушке сидят и выпивают бородатые
мужики в грубых тулупах. Я стою на невысоком холме, с которого Наполеон
впервые смотрел на Москву, и вижу этот огромный город. Я спущусь вниз и
увижу людей, которых я знаю значительно ближе, чем многих моих друзей, -
Алешу и Вронского и многих других. Мой взгляд упал на фарфоровую
безделушку, и я почувствовал острый аромат Китая. Меня несут в паланкине
по узкой тропке меж рисовых полей, или же я огибаю гору, поросшую
деревьями. Мои носильщики весело болтают в это ясное утро, пробираясь по
тропе с нелегкой ношей, и время от времени до меня доносится далекий,
таинственный, глухой удар монастырского колокола. На улицах Пекина пестрая
толпа, расступающаяся, чтобы дать дорогу каравану мягко ступающих
верблюдов, которые несут груз шкур и неведомых снадобий из каменистых
пустынь Монголии. В Англии, в Лондоне, зимой бывают предвечерние часы,
когда тяжелые облака низко нависают над городом, и свет такой тусклый, что
сердце болезненно сжимается, но тогда, посмотрев в окно, вы можете увидеть
купы кокосовых пальм на берегу кораллового острова. И вот вы идете по
берегу, и солнце зажигает серебристый песок таким ослепительным светом,
что вам больно смотреть. Над головой щебечут пичужки, и неумолчный прибой
разбивается о рифы. Самые прекрасные путешествия - это те, которые вы
совершаете, сидя у камина, ибо тогда вы не утрачиваете иллюзий.
Впрочем, есть люди, которые добавляют в кофе соль. Они говорят, что это
придает особый привкус, необычный и чарующий аромат. Точно так же есть
места, окруженные ореолом романтики, взглянув на которые мы испытываем
неизбежное разочарование, но это придает им своеобразную пикантность. Вы
ожидали увидеть нечто прекрасное, а сложившееся у вас впечатление
неизмеримо более сложно, чем может дать простое созерцание красоты. Это
подобно слабостям великих людей, которые делают их менее замечательными,
но зато более интересными.
К Гонолулу я совсем не был подготовлен. Он так далеко находится от
Европы, столь долгое путешествие нужно проделать до него от Сан-Франциско,
такие таинственные и чарующие ассоциации связаны с его именем, что я
сначала с трудом верил своим глазам. Я, конечно, не предполагал, что в
своем воображении создал точную картину того, что меня ожидает, но то, что
я обнаружил, явилось большой неожиданностью. Гонолулу - типичный западный
город. Лачуги соседствуют с каменными особняками; за полуразрушенным
остовом дома следует шикарный магазин с сияющими витринами; электрические
трамваи грохочут по улицам; а по мостовым несутся автомобили - "бьюики",
"паккарды", "форды". Магазины переполнены всевозможными плодами
американской цивилизации. В каждом третьем доме - банк, в каждом пятом -
агентство пароходной компании.
Невообразимая смесь людей заполняет улицы. Американцы, несмотря на
климат, носят черные пиджаки, высокие накрахмаленные воротнички,
соломенные шляпы, мягкие шляпы и котелки. Канаки, светло-коричневые, с
курчавыми волосами, довольствуются лишь рубашкой и парой брюк, а вот
метисы щеголяют яркими галстуками и лакированными кожаными штиблетами.
Японцы с подобострастными улыбками вышагивают в чистых и аккуратных белых
парусиновых костюмах, а их жены в национальных одеждах семенят шага на два
позади с детишками, привязанными за спиной. Японские дети в ярких
платьицах с бритыми головками похожи на причудливых кукол. Можно встретить
и китайцев. Мужчины, упитанные и цветущие, выглядят чудно в американских
костюмах, но женщины очаровательны, с туго зачесанными черными волосами,
уложенными столь тщательно и аккуратно, что невозможно даже на минуту
представить их в беспорядке, их туники и брюки - белые, бледно-голубые или
черные - чисты и опрятны. Наконец, попадаются филиппинцы, мужчины в
огромных соломенных шляпах, женщины в ярко-желтых муслиновых платьях с
большими пышными рукавами.
Это - место встречи Востока и Запада. Здесь соприкасаются необычайная
новизна и невообразимая древность. И если вы не обнаружили ожидаемой
романтики, вы все же прикоснулись к чему-то своеобразному и таинственному.
Все эти странные люди живут рядом друг с другом, говорят на разных языках,
по-разному думают; они верят в разных богов и по-разному оценивают мир;
лишь две страсти у них общие - любовь и голод. И порой, глядя на них, вы
ощущаете их мощную жизненную силу. Хотя воздух столь нежен, а небо такое
голубое, вы чувствуете, не знаю почему, - горячую страсть, которая
трепетно пульсирует в толпе. Хотя полисмен-туземец, стоящий на углу на
возвышенной площадке, указывающий белой дубинкой направление транспорту,
создает атмосферу респектабельности, вы не можете отделаться от
впечатления, что эта респектабельность - лишь поверхность, под которой
тьма и тайна. Вас охватывает трепет, замирает сердце, совсем как в ночном
лесу, когда тишину вдруг нарушит глухой настойчивый удар барабана. Вы
можете ожидать всего что угодно.
Я остановился на странностях Гонолулу лишь потому, что, как мне
кажется, это дает отправную точку истории, которую я хочу рассказать. Это
история о первобытном суеверии, и меня поразило то, что подобные пережитки
сохранились в цивилизованной стране, хотя, быть может, и не отличающейся
самостоятельной культурой, но все же достаточно развитой. Трудно поверить,
что в городе, где так привычны телефоны, трамваи и ежедневные газеты,
могут происходить столь невероятные вещи: даже мысль об этом кажется
несуразной. И друг, который показывал мне Гонолулу, был так же необычен,
как и сам город, поразивший меня сразу же своими удивительными чертами.
Он был американец, звали его Уинтером, я передал ему рекомендательное
письмо из Нью-Йорка. Это был человек в возрасте между сорока и
пятьюдесятью, с поредевшими черными волосами, седыми на висках, с резкими
чертами худощавого лица. Его глаза поблескивали за стеклами больших очков
в роговой оправе, благодаря которым он казался несколько застенчивым, но
вовсе не забавным. Он был высоким и очень худым. Он родился в Гонолулу,
его отец держал магазин, в котором продавался трикотаж и всевозможные
товары, от теннисной ракетки до брезента, словом, все, что мог потребовать
любой модник. Это был процветающий бизнес, и я легко могу понять
негодование старика Уинтера, когда его сын, отказавшись войти в дело,
объявил свое решение стать актером. Мой друг провел двадцать лет на сцене,
иногда в Нью-Йорке, но чаще в бродячих труппах, поскольку не обладал
большим талантом; но наконец, будучи неглупым, пришел к заключению, что
лучше продавать носки и подтяжки в Гонолулу, чем играть маленькие роли в
Кливленде, Огайо. Он бросил сцену и занялся бизнесом. Я думаю, после
долгих лет рискованного существования он сполна наслаждается, разъезжая в
большом автомобиле и живя в прекрасном доме рядом с площадкой для гольфа;
и я не сомневаюсь, что, войдя теперь в компанию отца, он ведет дело
компетентно. Однако совсем порвать с искусством он все же не смог и,
оставив сцену, занялся живописью. Он взял меня к себе в студию и показал
свои работы. Вообще-то они были неплохими, однако я ожидал совсем другого.
Он не рисовал ничего, кроме натюрмортов, очень маленьких картин, быть
может, восемь на десять; и писал их очень нежно, тщательно отделывая. У
него проявлялось очевидное пристрастие к деталям. Его фрукты напоминали
вам фрукты на картинах Гирландайо. Отдавая должное его терпению, вы в то
же время не могли отделаться от впечатления ловкости художника. Я
предлагаю, что его несостоятельность как актера объясняется тем, что его
игре, изучению которой он уделил много времени и сил, никогда не хватало
ни смелости, ни широты, столь необходимых для успеха у публики.
Меня забавляло, как он с видом собственника и в то же время иронично
показывал мне город. В глубине души он полагал, что ни один город в
Соединенных Штатах не может сравниться с Гонолулу, но вполне ясно хотел
показать свое насмешливое к нему отношение. Он водил меня вокруг разных
зданий и переполнялся удовлетворением, когда я выражал свое восхищение их
архитектурой. Он показывал мне дома богачей.
- Это дом Стабса, - говорил он. - Его строительство обошлось в сто
тысяч долларов. Стабсы - одно из наших славнейших семейств. Старший Стабс
появился здесь как миссионер больше семидесяти лет назад.
Он слегка замялся и глянул на меня блестящими глазами через большие
круглые очки.
- Все наши лучшие семьи - семьи миссионеров, - сказал он. - Вы еще не
совсем гонолулец, если ваш отец или дед не обращали язычников.
- Неужели?
- Знаете ли вы Библию?
- Разумеется, - ответил я.
- Там есть высказывание о том, что отцы ели кислый виноград, а у детей
оскомина на зубах. Я полагаю, в Гонолулу это звучит по-иному. Отцы
принесли христианство канакам, а дети захватили их землю.
- Небеса помогают тем, кто помогает себе сам, - пробормотал я.
- Конечно, так. С тех пор как жители этого острова восприняли
христианство, они больше ничего не восприняли. Короли давали миссионерам
землю, запасая сокровища на небесах. Это, конечно, было хорошей
инвестицией. Один миссионер оставил этот бизнес - я полагаю, что можно
вполне назвать это бизнесом, никого не обижая, - и стал земельным агентом,
но это исключение. В основном же коммерческой стороной предприятия
интересовались уже их сыновья. О, это замечательно иметь отца, который
пришел сюда пятьдесят лет назад распространять веру.
Он взглянул на свои часы.
- Ого! Они остановились. Значит, как раз время выпить по коктейлю.
Мы помчались по великолепному шоссе, обрамленному красным пурпурным
покрывалом цветущей мальвы, и вернулись в город.
- Вы еще не побывали в баре "Юниэн"?
- Пока нет.
- Отправимся туда.
Я знал, что это одна из достопримечательностей Гонолулу, и входил туда
с живым любопытством. Вы попадаете в бар через узкий переулок, идущий от
Кинг-стрит, заполненный деловыми конторами, так что жаждущие души,
возможно, поддерживают с ними связь лишь ради того, чтобы заглянуть в
салун. Это большая квадратная комната с тремя входами, напротив, во всю
стену, тянется стойка, а в углах отгорожены два маленьких кабинета.
Легенда утверждает, что они были построены для короля Калакауа, чтобы тот
мог пить, скрытый от глаз своих подданных. Приятно думать, что, быть
может, пару раз этот черный как смоль властитель сидел за бутылкой с
Робертом Луисом Стивенсоном. Во всяком случае на стене висел его портрет,
написанный маслом, в богатой золотой раме; впрочем, тут также были две
гравюры с изображением королевы Виктории. Кроме того, на стене были
старинные гравюры восемнадцатого века (одна из них, бог знает откуда
взявшаяся здесь, воспроизводит театральную декорацию Де Уайльда) и
олеографии из рождественского приложения к "Графику" и "Иллюстрейтид
Лондон ньюс" двадцатилетней давности. Все это дополнялось рекламными
плакатами виски, джина, шампанского и пива, наконец, фотографиями
бейсбольных команд и туземных оркестров.
Казалось, это место не имеет никакого отношения к тому современному,
энергичному миру, который я оставил за стенами этого заведения на яркой
бурлящей улице, и принадлежит к ушедшему и увядающему. Отдавало
позавчерашним днем. Тусклое и мутноватое освещение создавало атмосферу
тайны, и можно было вообразить, что это самое подходящее место для всякого
рода темных дел. Я вспомнил более мрачные времена, когда жизнь была в
руках безжалостных людей и жестокие деяния расцвечивали их монотонное
существование.
Когда я вошел, бар был достаточно заполнен. Возле стойки кучка
бизнесменов обсуждала дела, в углу сидели два канака за бутылкой виски.
Два или три человека, вероятно, торговцы, играли в кости. Остальная
публика явно состояла из моряков - капитанов, первых помощников и
инженеров. За стойкой деловито смешивали коктейли "Гонолулу", которыми
славилось это заведение, два одетых в белое метиса, темнокожие, толстые,
гладко выбритые, с курчавыми черными волосами и большими блестящими
глазами.
Уинтер, казалось, был знаком чуть ли не со всеми присутствующими. Когда
мы подошли к стойке, невысокий толстый человек в очках, стоящий в
отдалении от других, предложил ему выпить.
- Да нет, капитан, лучше присоединяйтесь к нам, - сказал Уинтер.
Он повернулся ко мне.
- Я хочу вас познакомить с капитаном Батлером.
Мы обменялись рукопожатием, потом разговорились. Однако мое внимание
отвлекалось окружающей обстановкой, я не очень слушал своего собеседника,
и, выпив по коктейлю, мы разошлись. Когда на обратном пути мы с Уинтером
снова сидели в машине, он сказал:
- Я рад, что мы наткнулись на Батлера. Я хотел, чтобы вы с ним
встретились. Что вы о нем думаете?
- Не знаю даже, что можно о нем думать, - ответил я.
- Верите ли вы в сверхъестественное?
- Я в этом не уверен, - усмехнулся я.
- Весьма странная вещь произошла с Батлером год или два назад. Вы
должны расспросить его об этом.
- Какого рода история?
Уинтер оставил мой вопрос без ответа.
- Я сам себе не могу объяснить это. Но сомневаться в фактах не
приходится. Вас интересуют подобные вещи?
- Подобные чему?
- Ну, заклинания, магия и все такое.
- Я ни с чем подобным не сталкивался.
Уинтер на мгновение умолк.
- Я собирался рассказать вам эту историю. Но лучше, чтобы вы услышали
ее из уст самого капитана. Что у вас намечено на вечер?
- Пока ничего.
- Отлично. Я постараюсь повидаться с капитаном и договориться о встрече
на его судне.
Уинтер рассказал кое-что о нем. Капитан Батлер провел всю свою жизнь на
Тихом океане. Он знавал лучшие времена: служил старшим офицером, а потом и
капитаном на пассажирском судне, курсировавшем вдоль побережья Калифорнии.
Однако судно потерпело крушение, утонуло несколько пассажиров.
- Я полагаю, он был пьян, - сказал Уинтер.
Конечно, организовали расследование, капитана лишили удостоверения, и
он решил отправиться подальше. Несколько лет он болтался в Южных морях, но
теперь он командовал лишь небольшой шхуной, которая плавала между Гонолулу
и другими островами архипелага. Шхуна принадлежит китайцу, для которого
тот факт, что у шкипера нет удостоверения, служит веским основанием
платить ему меньше, ну а иметь у себя на службе белого человека всегда
было престижно.
Теперь, кое-что услышав о нем, я попытался вспомнить, как он выглядел.
Я припомнил его круглые очки и круглые голубые глаза за их стеклами и так
постепенно мысленно воссоздал его облик. Это был маленький человек,
округлый, пухлый, с круглым, подобным луне, лицом и маленьким толстым
носом. У него были короткие блестящие волосы и чисто выбритое красное
лицо, пухлые руки с ямочками на суставах пальцев и короткие толстые ноги.
Это был жизнерадостный человек, а его трагическое прошлое, казалось,
должно было оставить на нем шрамы. Хотя ему было года тридцать четыре или
тридцать пять, он выглядел значительно моложе. Узнав все это, особенно же
о катастрофе, которая так резко разрушила его жизнь, я пообещал себе, что,
когда вновь с ним увижусь, буду значительно внимательнее к нему. Очень
любопытно наблюдать различные эмоциональные реакции у разных людей.
Некоторые люди, пройдя грозные сражения, опасность неминуемой смерти и
невообразимые ужасы, сохраняют свой дух незатронутым, в то время как для
других дрожащая лунная дорожка на пустынном море или пение птицы в лесной
чаще может явиться причиной потрясения столь сильного, что целиком
переворачивает их жизнь. Свидетельствует ли это о силе или слабости,
недостатке воображения или же неустойчивости характера? Я не знаю. Когда я
вызвал в своем воображении сцену кораблекрушения, с пронзительными криками
тонущих, со всем ее ужасом, а затем последовавшее тяжелейшее испытание -
расследование, глубокое горе тех, кто потерял близких, и резкие
высказывания газет в адрес капитана, которые ему пришлось прочитать, его
стыд и позор, я вдруг с неприятным чувством вспомнил, как капитан Батлер в
разговоре со мной с открытым бесстыдством распространялся о гавайских
школьницах, об Йуэлен, районе красных фонарей, и о своих удачных
авантюрах. Он охотно смеялся, а мне казалось, что после пережитого он
никогда не должен был засмеяться вновь. Я вспомнил его красивые белые зубы
- пожалуй, единственное, что его украшало. Он начал интересовать меня, и,
думая о его веселой бесшабашности, я совершенно забыл о той истории, из-за
которой я должен был с ним снова встретиться. Я хотел увидеть его скорее
для того, чтобы разобраться в нем, понять, что он за человек.
Уинтер все устроил, и после обеда мы отправились к причалу. Нас уже
ожидала корабельная шлюпка, и мы поплыли. Шхуна стояла на якоре по ту
сторону гавани, неподалеку от волнолома. Мы пристали к шхуне, и я услышал
звуки юкэлеле. Мы вскарабкались по лестнице.
- Видимо, он у себя в каюте, - сказал Уинтер, идущий впереди.
Каюта была маленькая, грязная, с неприбранными постелями, у одной стены
был закреплен стол, а вдоль всех стен шла широкая скамья, на которой
спали, по всей вероятности, пассажиры, достаточно неблагоразумные, чтобы
отправиться в путешествие на таком судне. От керосиновой лампы исходил
мутноватый свет. Туземная девушка играла на юкэлеле, а Батлер полулежал,
положив ей голову на плечо и обняв рукой за талию.
- Вы уж простите, что побеспокоили вас, капитан, - шутливо сказал
Уинтер.
- Хорошо сделали, что пришли, - сказал Батлер, приподнимаясь и пожимая
нам руки. - Чем могу быть полезен?
Сгущалась теплая ночь, через открытую дверь на почти совсем синем небе
виднелись бесчисленные звезды. Капитан Батлер был в майке, обнажавшей его
пухлые белые руки, и невероятно грязных штанах. Ноги его были босы, зато
кудрявую голову украшала чрезвычайно старая и потерявшая какую-либо форму
фетровая шляпа.
- Позвольте вас представить моей девушке. Разве она не первый сорт?
Мы пожали руку действительно очень хорошенькой девушке. Она была
гораздо выше капитана, и даже "мамаше Хаббард", этому балахону, который
миссионеры последнего поколения напялили на сопротивлявшихся туземок в
интересах благопристойности, не удавалось скрыть красоту ее форм. Трудно
было предположить, что с годами она может стать тучной, ибо сейчас она
была полна грации и изящества. Ее шоколадная кожа была шелковисто-нежной,
глаза - прекрасны. Ее густые и мягкие черные волосы обвивали голову тугой
косой. Приветствуя нас, она была очаровательно естественна и обнажала в
улыбке маленькие белые ровные зубы. Без всякого сомнения, она была
необыкновенно привлекательной. И легко было видеть, что капитан был
влюблен в нее по уши. Он не мог оторвать от нее глаз и все время норовил
коснуться ее. Его было легко понять; странным казалось другое: девушка
отвечала ему взаимностью. Ее глаза светились нежностью, и губы слегка
приоткрывались, как будто она с трудом сдерживает вздох страсти. Это
волновало. И даже немного трогало, и я ничего не мог поделать с этим
ощущением. Какое чудо создало эту влюбленную пару? Я уже жалел, что Уинтер
меня привел сюда. И мне стало казаться, что грязная каюта преобразилась и
теперь представлялась самым подходящим и естественным местом, где могла
проявиться вся чрезмерность страсти. Я думал, что никогда не забуду эту
шхуну из гавани Гонолулу, стоящую под погрузкой среди других судов и,
однако же, под этим огромным звездным небом столь далекую от всего мира. И
я представлял этих возлюбленных плывущими вместе через пустынные просторы
Тихого океана от одного зеленого холмистого острова к другому. Легкий
ветер романтики нежно овеял мое лицо.
И все же Батлер был самым неподходящим человеком в мире для
романтической истории, трудно было увидеть, чем он мог вызвать любовь. В
той одежде, какая была сейчас на нем, он выглядел еще толще, чем всегда, а
его круглые очки придавали его лицу вид жеманного херувима. Он больше
напоминал пропившегося священника. Его речь была приправлена причудливыми
американизмами, и именно поэтому, не в состоянии воспроизвести ее без
утраты живости, я намереваюсь пересказать историю, которую несколько позже
мне поведал Батлер, своими собственными словами. К тому же он не способен
завершить фразу, не употребив при этом крепких выражений, и хотя они были
вполне приличными и могли оскорбить разве что женское ухо, в напечатанном
виде все же они выглядели бы грубовато. Капитан был веселым человеком, и,
быть может, этим объясняется его успех в любовных делах; ибо женщины
(большинство из них - легкомысленные создания) с трудом выносят мужчин,
которые относятся к ним слишком серьезно, и редко оказывают сопротивление
шуту, способному вызвать у них смех. Их чувство юмора примитивно. Диана
Эфесская всегда готова отбросить свое благоразумие ради красноносого
комедианта, севшего на собственную шляпу. Я полагал, что капитан Батлер
обладал шармом. Если бы я не знал трагической истории о кораблекрушении, я
бы считал его самым беззаботным существом в мире.
Как только мы вошли, наш хозяин позвонил в колокольчик, и теперь
появился кок-китаец, неся стаканы и несколько бутылок содовой. На столе
уже стояла бутылка виски и пустой стакан капитана. Когда я увидел китайца,
я буквально вздрогнул: никогда не встречал я более уродливого человека. Он
был невысоким, но зато толстым и к тому же некрасиво хромал. Одет он был в
куртку и штаны, некогда белые, а теперь невероятно грязные; копну из
торчащих седых волос венчала старая твидовая охотничья шляпа. Она
выглядела бы уморительно на голове любого китайца, здесь же она
представлялась просто чудовищной. Его широкое квадратное лицо было
плоским, как если бы его приплюснули мощным ударом кулака, и покрыто
глубокими оспинами; но самым отвратительным в его облике была ярко
выраженная заячья губа, которая никогда не оперировалась, так что она
поднималась углом к самому носу, обнажая огромный желтый клык. Это было
ужасно. Он пришел с сигаретой в углу рта, и это, не знаю почему, придавало
его лицу дьявольское выражение.
Он разлил виски и откупорил бутылку содовой.
- Не пролей, Джон, - сказал капитан.
Тот ничего не ответил и подал стакан каждому из нас. Затем вышел.
- Вижу, вы загляделись на моего китайца, - сказал Батлер с усмешкой на
жирном, лоснящемся лице.
- Не хотелось бы с ним встретиться темной ночью, - сказал я.
- Он на самом деле грубоват, - согласился капитан с каким-то странным
удовлетворением. - Но у него есть прекрасное качество. Готов в этом
поклясться перед всем миром: стоит на него взглянуть - и тебя тут же
потянет на выпивку.
Мой взгляд упал на тыкву, висевшую на стене прямо над столом, и я стал
ее разглядывать. Я давно охотился за старой тыквой, и эта была получше,
чем я где-либо до сих пор встречал.
- Мне ее подарил вождь одного из островов, - сказал капитан, наблюдая
за мной. - Я оказал ему услугу, а он захотел меня отблагодарить.
- Он это сделал лучшим образом, - заметил я.
Я раздумывал, как осторожнее предложить капитану Батлеру продать мне
ее, ведь вряд ли у него мог быть запас таких тыкв. Вдруг, как бы прочитав
мои мысли, он сказал:
- Я бы не продал ее и за десять тысяч долларов.
- Еще бы, - добавил Уинтер. - Это было бы преступлением.
- Почему? - удивился я.
- Это целая история, - ответил Уинтер. - Не так ли, капитан?
- Ну конечно.
- Хотелось бы услышать ее.
- Ночь еще слишком юная, - сказал капитан.
Ночь уже явно созрела, когда Батлер удовлетворил мое любопытство, а
между тем мы выпили порядочно виски, пока он живописал свои похождения в
стародавние времена в Сан-Франциско и Южных морях. Наконец девушка уснула.
Она свернулась калачиком на скамье, положив лицо на смуглую руку, и ее
грудь мягко поднималась и опускалась вместе с дыханием. Во сне она
выглядела печальной, но полной мрачной красоты.
Он нашел ее на одном из островов архипелага, среди которых плавал на
своей старой ветхой шхуне в поисках груза. Канаки не любят работать, и
работящие китайцы и ловкие японцы прибрали торговлю в свои руки. У ее отца
был клочок земли, на котором он выращивал бананы и таро, и лодка, на
которой он выходил ловить рыбу. Он был каким-то дальним родственником
помощника капитана и однажды пригласил Батлера в свой маленький невзрачный
домик провести свободный вечер. Они взяли с собой бутылку виски и юкэлеле.
Капитан не отличался застенчивостью и, когда увидел девушку, приударил за
ней. Он бегло говорил на туземном наречии, ему не составило труда быстро
преодолеть застенчивость девушки. Они провели вечер, танцуя и распевая
песни, и кончилось тем, что оказались сидящими рядом, причем капитан
обнимал ее за талию. Случилось так, что им пришлось задержаться на острове
на несколько дней, и капитан, не любивший торопиться, не прилагал усилий,
чтобы сократить время стоянки. Ему было весьма неплохо в маленькой уютной
гавани, ну а впереди еще была долгая жизнь. По утрам и вечерам он плавал
вокруг своего судна. На берегу была бакалейная лавка, где матросы могли
опрокинуть стаканчик виски, и большую часть дня он проводил здесь за игрой
в криббедж с хозяином-метисом. Вечером капитан со своим помощником
отправлялся в дом, где жила красивая девушка, и они пели песни и
рассказывали истории. Отец девушки сам предложил Батлеру взять ее с собой.
Они по-дружески обсуждали дело, а девушка, прильнув к капитану, поощряла
его пожатием руки и нежной улыбкой. Он уже полюбил ее, к тому же подумывал
о семейном очаге. На море порой становится тоскливо, и как было бы славно
иметь рядом с собой на этой старой посудине такое очаровательное маленькое
создание. Посмотрев на дело практически, он обнаружил, что она могла бы и
быть полезной, скажем, штопать ему носки и следить за бельем. Ему
основательно надоело получать вещи, обращенные китайцем в лохмотья во
время стирки, туземцы стирают гораздо лучше, а капитан, сходя на берег в
Гонолулу, любил покрасоваться в элегантном полотняном костюме. Остановка
была лишь за ценой. Отец хотел двести пятьдесят долларов, а капитан, не
отличавшийся большим достатком, не мог тут же выложить такую сумму. Но он
был широкой натурой, да и рядом было нежное лицо девушки, и не захотел
торговаться. Он предложил дать сто пятьдесят долларов сразу же, а
оставшуюся сотню через три месяца. Каждая сторона выдвигала свои доводы, и
в этот вечер к соглашению не пришли, но капитан загорелся идеей и спать
спокойно уже не мог. Снилась любимая девушка, и он пробуждался каждый раз
от ощущения, будто к его губам прикасались ее мягкие чувственные губы.
Наутро он себя проклинал за то, что, когда в последний раз был в Гонолулу,
проиграл за ночь в покер столь нужные ему наличные. И если накануне ночью
он был влюблен в девушку, то этим утром он обезумел от страсти.
- Слушай, Бэнанес, - сказал он помощнику, - я должен получить эту
девушку. Ступай и скажи старику, что я принесу ему гроши сегодня вечером.
Я считаю, что мы будем готовы отплыть на рассвете.
Мне непонятно, почему помощнику дали такое эксцентричное имя. Вообще-то
его звали Уилер, но, хотя он носил эту английскую фамилию, в нем не было
ни капли белой крови. Это был высокий, хорошо сложенный человек, правда,
со склонностью к полноте, и с гораздо более темной кожей, чем обычно
бывает у гавайцев. Он был далеко не молод, и его густые курчавые волосы
уже поседели. На его верхние передние зубы были надеты золотые коронки. Он
ими очень гордился. Он заметно косил, и это придавало его лицу некоторую
угрюмость. Капитан, любивший хорошую шутку, находил в нем неистощимый
источник для юмора и тем не менее сомневался, стоит ли смеяться над
дефектом Бэнанеса, поскольку видел, что тот легко раним. Не в пример
большинству туземцев Бэнанес был молчалив, и капитан Батлер мог бы его
невзлюбить, если бы человек с таким добрым характером был способен
невзлюбить кого-нибудь. Капитану нравилось находиться в море с теми, с кем
можно поболтать, он был разговорчивым, общительным существом, и каково же
ему было жить изо дня в день рядом с таким парнем, который никогда не
раскрывает рта, - да впору только спиться! Чего он только ни делал, чтобы
раскачать помощника! Он немилосердно вышучивал его - но что хорошего
смеяться в одиночку, и капитан пришел к выводу, что ни пьяный, ни трезвый
Бэнанес не был подходящей компанией для белого человека. Однако он был
хорошим моряком, и капитан был достаточно практичен, чтобы знать цену
помощника, которому можно доверять.
Ему нередко случалось во время плаванья вернуться с берега на корабль в
таком виде, что он был годен лишь на то, чтобы свалиться на койку, и очень
важно было знать, что он может там остаться, пока не проспится после
попойки, ибо на Бэнанеса можно было положиться. Но парень он был
необщительный, а было бы таким удовольствием с кем-нибудь поболтать. Так
что девушка была очень кстати. Кроме того, он не стал бы так напиваться,
сходя на берег, если бы знал, что здесь, на борту, когда он вернется, его
будет ждать очаровательная малютка.
Он пошел к своему приятелю лавочнику и за джином с содовой попросил у
него взаймы. Лавочнику порой может понадобиться какая-нибудь услуга от
капитана, и поэтому после пятнадцатиминутного разговора вполголоса (вовсе
незачем трубить на весь свет о своих делах) капитан набил карманы своих
брюк пачками денег и той же ночью вернулся на корабль вместе с девушкой.
Все, к чему устремлялся в своих помыслах капитан Батлер, свершилось
наяву. Пить он не бросил, но пьянствовать прекратил. Провести вечер с
приятелями недурно, если две-три недели не появлялся в городе, но так же
приятно было вернуться к своей малышке; он представлял, как он входит в
свою каюту и застает ее сладко спящей, как склоняется над ней и она
медленно раскрывает глаза и протягивает к нему руки: это было
замечательно! Он понял, что выгодно употребил свои деньги и, будучи щедрым
человеком, смог теперь делать девушке подарки: подарил ей гребни в
серебряной оправе для ее длинных волос, золотую цепочку, искусственный
рубин на палец. Все-таки здорово жить на свете!
Пролетел год, целый год, а она ему не надоела. Он был не из тех, кто
копается в своих чувствах, но это было настолько удивительно, что
привлекло его внимание. Должно быть, что-то чудесное заключалось в этой
девушке. Капитан и без посторонней помощи мог сообразить, что привязался к
девушке, чего никогда ранее с ним не случалось, и порой у него появлялась
мысль, что вовсе неплохо было бы на ней жениться.
Однажды помощник не явился ни к обеду, ни к чаю. Во время обеда Батлер
не обратил внимания на его отсутствие, но за чаем он спросил китайца-кока:
- Где помощник? Он не придет к чаю?
- Нет хотеть чай, - ответил кок.
- Не заболел ли он?
- Не знаю.
На следующий день Бэнанес вернулся, но был он более мрачным, чем
когда-либо, и капитан поинтересовался у девушки, не знает ли она, в чем
дело. Она улыбнулась и пожала своими прелестными плечами. Она рассказала
капитану, что Бэнанес влюбился в нее и огорчен ее отказом. Капитан обладал
хорошим чувством юмора и не был ревнивым; ему показалось невероятно
смешным, что Бэнанес мог влюбиться. У мужчины, столь косоглазого, как он,
слишком мало шансов на взаимность. Во время чая капитан весело его
поддразнивал. Делая вид, что он говорит в воздух, так, чтобы у помощника
не возникло уверенности, что он все знает, капитан нанес ему несколько
чувственных ударов. Девушке, однако, все это не представлялось столь же
смешным, и она вскоре попросила капитана прекратить шутки. Батлера удивила
ее серьезность. Она пояснила, что он не знает ее народа. Когда в них
возбуждается страсть, они способны на все. Она была слегка испугана. Для
Батлера это было таким абсурдом, что он искренне расхохотался.
- Если он будет докучать тебе, ты только пригрози, что скажешь мне. Это
отрезвит его.
- Я думаю, лучше выгнать его совсем.
- Ну это уж дудки. Я понимаю толк в моряках, и он моряк хороший. Но
если он не оставит тебя в покое, я устрою ему хорошенькую взбучку, так,
чтобы отбить охоту навсегда.
Может быть, девушка обладала мудростью, не свойственной ее полу. Она
знала, что бесполезно спорить с мужчиной, если он уже для себя все решил,
ибо это лишь увеличит его сопротивление, и приняла все как есть. И теперь
на грязной шхуне, прокладывающей свой путь через спокойное море, меж
цветущих островов, назревала мрачная, напряженная драма, о которой
маленький толстый капитан и не подозревал. Сопротивление девушки так
разожгло Бэнанеса, что он перестал быть человеком, он был полон одним
слепым желанием. Его любовь к ней выражалась не в ласке или радости, но в
какой-то мрачной и дикой ярости. Ее презрение сменилось ненавистью, и,
когда он обращался к ней с мольбой, она отвечала с горькой и, резкой
злобой. Но борьба шла невидимая, молчаливая, и когда капитан спросил ее
немного позже, оставил ли Бэнанес ее в покое, девушка солгала.
Но однажды ночью, когда они стояли у Гонолулу, Батлер вернулся с берега
как раз вовремя. Они отплывали на рассвете. Бэнанес на берегу наглотался
туземной водки и был пьян. Капитан, налегая на весла, услышал звуки,
поразившие его. Он вскарабкался по трапу. И увидел Бэнанеса, который
старался взломать дверь каюты: он проклинал девушку, грозился ее убить,
если она не впустит его.
- Ты что, черт возьми, вытворяешь! - закричал Батлер.
Помощник отпустил ручку двери, бросил на капитана взгляд, полный дикой
ненависти, и, ни слова не говоря, хотел уйти.
- Постой. Так что ты собирался сделать с этой дверью?
Помощник все еще молчал. Он смотрел на капитана с мрачной бессмысленной
яростью.
- Я отучу тебя от твоих дрянных штучек, грязный косоглазый ниггер, -
сказал капитан.
Он был на добрый фут ниже помощника и не мог с ним потягаться, но он
рассчитывал на поддержку туземной команды, и кроме того, у капитана был
удобный кастет. Быть может, это не оружие, каким должен пользоваться
джентльмен, но ведь капитан Батлер не был джентльменом. Не привык он и
иметь дела с джентльменами. Прежде чем Бэнанес мог что-нибудь сообразить,
правая рука капитана выстрелила, и кулак со стальным кольцом угодил ему
прямо в челюсть. Он грохнулся, как бык под топором.
- Это ему урок, - сказал капитан.
Бэнанес не шевельнулся. Девушка отперла каюту и вышла.
- Он умер?
- Нет.
Он позвал пару матросов и приказал отнести помощника на его койку. Он с
удовлетворением потер руки, и его круглые голубые глаза сверкнули за
стеклами очков. Но девушка была странно молчалива. Она обвила капитана
руками, как бы стараясь защитить его от незримой беды.
Прошло два или три дня, пока Бэнанес поднялся на ноги, и когда он вышел
из своей каюты, можно было видеть, что лицо его распухло и все в ссадинах.
Несмотря на темную кожу, синяки были хорошо заметны. Батлер заметил, как
он осторожно пробирался вдоль палубы, и окликнул его. Помощник молча
направился к нему.
- Послушай-ка, Бэнанес, - сказал капитан, закрепляя очки на вспотевшем
носу - жара стояла страшная. - Я не собираюсь тебя выгонять за это, но ты
теперь должен знать, что если я бью - я бью больно. Не забывай этого и
прекрати заниматься грязными делишками.
Потом он протянул руку и озарил помощника добродушной светлой улыбкой,
в которой таилось обаяние капитана. Помощник взял протянутую руку, и его
распухшие губы расплылись в дьявольской ухмылке. По мнению капитана,
инцидент был окончательно исчерпан, и, когда они втроем сидели за обедом,
он опять стал подшучивать над появившимся Бэнанесом. Тот ел с трудом, и
его распухшее лицо еще больше было перекошено от боли, так что производил
он действительно весьма отталкивающее впечатление.
Этим вечером, когда капитан сидел на верхней палубе, покуривая трубку,
его сотрясла дрожь.
- Не понимаю, чего это меня знобит в такую ночь, - пробормотал он. -
Может, я подхватил лихорадку? Целый день какое-то недомогание было.
Перед сном он принял хинин, и на следующее утро ему стало лучше, хотя и
чувствовал он себя слегка ослабевшим, как после порядочной попойки.
- Видимо, с печенью не в порядке, - подумал капитан и принял таблетку.
Его совсем покинул аппетит в тот день, а к вечеру ему стало и вовсе
скверно. Он прибегнул еще к одному средству, какое знал, - выпить две-три
стопки горячего виски, но и это не оказалось действенным, и, когда на
следующее утро он глянул в зеркало, совсем не узнал себя.
- Если я не поправлюсь к нашему возвращению на Гонолулу, придется
позвать доктора Дэнби. Он-то меня поднимет на ноги.
Он уже не мог есть. Во всем теле он ощущал чрезвычайную вялость. Спал
он крепко, но пробуждался совсем не отдохнувшим, наоборот, он чувствовал
странное изнурение. И этому маленькому энергичному человеку, которому и в
голову не могло прийти валяться в постели, приходилось прилагать огромные
усилия, чтобы подняться со своей койки. Через несколько дней он обнаружил,
что не в силах преодолеть охватившую его слабость, и решил отлежаться.
- Бэнанес может присмотреть за судном, - сказал он. - Он теперь в
норме.
Он про себя рассмеялся, вспомнив, как часто ему приходилось валяться
безмолвным бревном в своей койке после ночной попойки с приятелями. Это
было до того, как он обрел свою девушку. Он улыбнулся ей и пожал ее руку.
Девушка была озадачена и встревожена. Он заметил, что она беспокоится за
него, и старался ее утешить. За всю свою жизнь он не болел и дня, так что
через неделю он будет в полном порядке.
- Я хочу, чтобы ты выгнал Бэнанеса, - сказала она. - Я чувствую, что он
всему виной.
- Ну, подобной глупости я не сделаю, кто тогда поведет судно? Я понимаю
толк в моряках, и он моряк хороший. - Его голубые глаза, теперь как бы
выцветшие, с пожелтевшими белками, блеснули. - Уж не думаешь ли ты,
малышка, что он пытался меня отравить?
Она не ответила, но, поговорив раза два с коком-китайцем, сама взяла на
себя главную заботу о питании капитана. Но он ел очень мало, и ей с
огромным трудом удавалось уговорить его выпить чашку супа раза два-три в
день. Было очевидно, что он очень болен, он быстро терял в весе, его
упитанная физиономия побледнела и осунулась. Он не испытывал никакой боли,
но с каждым днем нарастала слабость и апатия. Слабость его изнуряла. Их
плавание продолжалось на этот раз около четырех недель, и к приходу в
Гонолулу капитан был не на шутку встревожен своим состоянием. Он не
вставал с постели уже две недели и чувствовал себя слишком слабым, чтобы
подняться и отправиться к доктору. Он послал ему письмо с просьбой прийти
на судно. Врач осмотрел его, но никак не мог объяснить его состояние.
Температура была нормальной.
- Послушайте, капитан, - сказал он. - Я буду с вами совершенно
откровенным. Я не знаю, что с вами, обследование, которое я провел, не
позволяет мне установить диагноз. Вы должны отправиться в больницу, так
чтобы мы держали вас под наблюдением. Никаких органических нарушений у вас
нет, в этом я уверен, и, я полагаю, несколько недель в больнице приведут
вас в порядок.
- Я не собираюсь покидать мое судно.
Китайцы-владельцы были странноватые типы, сказал он; если он оставит
судно из-за болезни, хозяин судна может выгнать его, а ему никак нельзя
терять работу. Пока он остается здесь, он застрахован контрактом, да и
помощник у него первоклассный. К тому же он не хочет расстаться с
девушкой. Никто не пожелал бы лучшей сиделки; если кто и мог бы вытащить
его из болезни, то это лишь она. Все люди смертны, и единственное, в чем
он нуждается, - чтобы его оставили в покое. Он и слушать не желал
увещеваний врача, и наконец доктор уступил.
- Я выпишу вам рецепт, - сказал он неуверенно, - и посмотрим, станет ли
вам лучше. А пока лучше оставайтесь в постели.
- Об этом не стоит беспокоиться, док, - отвечал капитан. - Я чувствую
себя не сильнее кошки.
Но он верил в рецепт доктора так же мало, как сам доктор, и, когда
остался один, утешался тем, что поджег его своей сигарой. А развлечься
чем-нибудь ему было необходимо, поскольку сигара ему казалась безвкусной,
и он курил потому лишь, что хотел себя убедить, что не слишком-то он
болен. Вечером несколько друзей, хозяев грузовых пароходов, прослышав, что
он болен, пришли его навестить. Они обсуждали его состояние за бутылкой
виски и ящиком филиппинских сигар. Один из них припомнил, как с его
помощником приключилась подобная же странность и ни один врач в
Соединенных Штатах не сумел его вылечить. И тут он прочитал в газете
рекламу какого-то патентованного лекарства и подумал, что было бы невредно
попробовать его. И окреп и выздоровел всего после двух бутылок этого
средства. Но болезнь придала капитану Батлеру новую и странную
прозорливость, и пока они говорили, он, казалось, читал их мысли. Они
считали, что он умирает. И как только они ушли от него, капитану стало
страшно.
Девушка увидела его беспомощность. И решила воспользоваться удобным
случаем. Она убеждала его пригласить туземного лекаря, и он решительно
отказывался, но теперь она буквально умоляла его. Он слушал с тревогой в
глазах. Он колебался. Было очень странным, что доктор-американец не смог
сказать, что с ним такое. Но он не хотел, чтобы она подумала, что он
напуган. Если он позволит проклятому ниггеру прийти осмотреть себя, то
лишь затем, чтобы успокоить ее. Он сказал ей, пусть поступает как хочет.
Туземный лекарь пришел на следующую ночь. Капитан лежал один, в
полудреме, каюта освещалась смутным светом керосиновой лампы. Дверь мягко
отворилась, и на цыпочках вошла девушка. Она оставила дверь открытой, и
кто-то тихо проскользнул вслед за ней. Капитан улыбнулся этой
таинственности, но он был таким слабым, что улыбка оказалась не больше,
чем слабым мерцанием в его глазах. Лекарь был маленький старичок, очень
худой и морщинистый, с совершенно лысой головой и обезьяньим лицом. Он
смахивал на сучковатое и согнувшееся старое дерево. Он мало походил на
человека, но его глаза были яркими, и в полутьме казалось, что они
вспыхивают красноватым пламенем. На нем были грязные хлопчатобумажные
штаны, дангари, а верхняя часть тела оставалась обнаженной. Он присел на
корточки и минут десять смотрел на капитана. Затем ощупал ладони его рук и
ступни ног. Девушка испуганными глазами следила за его действиями. Не было
произнесено ни слова. Потом лекарь попросил дать какую-нибудь вещь из
одежды капитана. Девушка протянула ему старую фетровую шляпу, которую
капитан постоянно носил; лекарь, крепко держа шляпу обеими руками,
опустился обратно на пол и, раскачиваясь назад и вперед, тихо забормотал
какую-то тарабарщину.
Наконец он издал слабый вздох и выронил шляпу. Он извлек из кармана
своих штанов старую трубку и зажег ее. Девушка приблизилась к нему и села
рядом. Он что-то прошептал ей, и она сильно вздрогнула. Несколько минут
они торопливо вполголоса говорили, а затем оба поднялись. Она дала ему
денег и открыла дверь. Он выскользнул так же бесшумно, как и вошел.
Девушка тут же вернулась к капитану и склонилась прямо к его уху:
- Это враг молится о твоей смерти.
- Не болтай чепухи, деточка, - раздраженно сказал капитан.
- Это правда. Истинная правда! Вот почему американский доктор не
способен ничего сделать. А наши люди могут. Я видела, как они это делают.
Я думала, что ты в безопасности, раз ты белый человек.
- У меня нет врага.
- А Бэнанес?
- С какой стати он будет молиться о моей смерти?
- Ты должен был его прогнать до того, как он начал вредить.
- Ну, я полагаю, если меня всего-навсего сглазил Бэнанес, то я через
несколько дней поднимусь и ко мне вернется аппетит.
Она некоторое время молчала и пристально смотрела на капитана.
- Неужели ты не понимаешь, что умираешь? - наконец произнесла она.
То же самое думали и приходившие его навещать два шкипера, только они
не говорили это вслух. Мурашки пробежали по бледному лицу капитана.
- Доктор говорит, что у меня нет ничего серьезного. Я должен только
вылежаться и буду здоров.
Она приблизила свои губы к самому уху капитана, как бы опасаясь, что ее
может подслушать воздух.
- Ты умираешь, умираешь, умираешь. Ты уйдешь вместе со старым месяцем.
- Ну, это еще неизвестно.
- Ты умрешь со старым месяцем, если Бэнанес не умрет прежде.
Он был не из робкого десятка и уже пришел в себя, ошарашенный на минуту
смыслом ее слов, а в особенности той страстностью и таинственностью, с
какими они были произнесены. Снова улыбка промелькнула в его глазах.
- Я думаю, у меня еще есть шанс, малышка.
- Остается двенадцать дней до новолуния.
Что-то в ее тоне насторожило его.
- Послушай, девочка моя, все это - чепуха. Я не верю ни одному твоему
слову. Но я не хочу, чтобы ты проделывала свои обезьяньи трюки с
Бэнанесом. Он не красавец, нет, но он первоклассный помощник.
Капитан мог бы сказать ей и больше, но он смертельно устал. Он внезапно
почувствовал страшную слабость и впал в обморочное состояние. В это время
суток он всегда чувствовал себя хуже. Он прикрыл глаза. Девушка с минуту
продолжала за ним наблюдать, а потом выскользнула из каюты. Почти полная
луна проложила серебристый путь через темное море. Она лила свой свет с
безоблачного неба. Девушка смотрела на луну с ужасом, ведь она знала, что
с ее исчезновением должен умереть человек. Его жизнь была в ее руках. Она
могла спасти его, она одна могла спасти его, но враг был коварен, и она
тоже должна быть коварной. Она почувствовала, что кто-то смотрит на нее, и
не оборачивалась; скованная внезапным страхом, она по тени догадалась, что
на нее устремлены пылающие глаза помощника капитана. Она не знала, что он
способен предпринять; если бы он мог прочитать ее мысли, она бы уже
погибла, и с отчаянным усилием она выкинула все из головы. Лишь смерть
помощника спасла бы ее возлюбленного, и она готова была осуществить
убийство. Она знала, что если заставить человека посмотреть в тыкву,
наполненную водой, а затем разбить его отражение, он должен умереть, как
от удара молнии, ибо отражение - это его душа. Но никто лучше помощника не
знал об этой опасности, так что на свое отражение он взглянул бы лишь в
том случае, если бы величайшей хитростью усыпили его малейшие подозрения.
Ни в коем случае он не должен знать, что у него есть враг, который следит
за ним, дабы привести его к гибели. Она знала, что делать. Но времени
оставалось мало, времени было ужасно мало. Она поняла, что помощник ушел.
Она вздохнула свободнее.
Два дня спустя они отплыли. Оставалось десять дней до новолуния. На
капитана Батлера было страшно смотреть. От него остались лишь кожа да
кости, он не мог двигаться без посторонней помощи. Говорил он с трудом. Но
девушка все еще не отважилась что-нибудь предпринять. Она знала, что
должна быть терпеливой. Помощник коварен, очень коварен. Они подошли к
одному маленькому острову архипелага и разгрузились, и теперь оставалось
всего семь дней до решающего события. Наступил момент действовать. Девушка
принесла несколько вещей из каюты, которую занимала с капитаном, и связала
их в узел. Она отнесла узел в каюту на палубе, где они с Бэнанесом ели, и
в обед, когда она вошла, он быстро обернулся, и она увидела, что он
разглядывает вещи. Никто из них ничего не говорил, но-она знала, что
Бэнанес охвачен подозрениями. Она готовилась покинуть судно. Он насмешливо
смотрел на нее. Постепенно, словно стремясь, чтобы капитан не догадался о
ее намерениях, она перетащила в эту каюту все свои вещи и кое-что из
одежды капитана и все это связала в узлы. Наконец Бэнанес прервал
молчание. Он указал рукой на мужской костюм, лежащий на палубе.
- Что ты собираешься делать с этим?
Она пожала плечами.
- Я собираюсь вернуться на свой остров.
Он рассмеялся, отчего его уродливое лицо перекосилось. Капитан умирал,
и она задумала сбежать со всем, что могла унести в руках.
- А что ты сделаешь, если я скажу, что ты не можешь взять эти вещи? Они
принадлежат капитану.
- Тебе-то от них какая польза, - ответила девушка.
Там на стене висела выдолбленная тыква. Это была та самая тыква,
которую я увидел, войдя в каюту, и о которой мы говорили. Девушка сняла
ее. Тыква была вся в пыли, и девушка, наполнив ее водой из кувшина, стала
мыть ее руками.
- А что ты собираешься делать с этим?
- Я могу ее продать за пятьдесят долларов.
- Если ты хочешь ее взять, то должна заплатить мне.
- Чего ты хочешь?
- Ты знаешь, чего я хочу.
Легкая улыбка скользнула по ее губам. Девушка бросила быстрый взгляд на
него и тут же отвернулась. Он тяжело дышал, охваченный желанием. Она
приподняла плечи, как бы недоумевая. В диком прыжке он подскочил к ней и
заключил в объятия. Она рассмеялась. Она обвила своими нежными, мягкими
руками его шею и сладострастно отдалась ему.
Когда наступило утро, она разбудила его. Ранние солнечные лучи
врывались в каюту. Он прижал ее к груди. Потом он сказал ей, что капитан
протянет самое большее день-два и хозяину судна не так-то легко будет
найти другого белого капитана. Если Бэнанес согласится получать меньше
денег, он получит это место, и девушка могла бы остаться с ним. Он смотрел
на нее влюбленными глазами. Девушка прильнула к нему. Она целовала в губы,
на чужеземный манер, так, как ее учил целоваться капитан. И пообещала
остаться. Бэнанес был опьянен счастьем.
Итак, теперь или никогда.
Она поднялась и пошла к столу, чтобы причесаться. Зеркала не было, и
она гляделась в свое отражение в воде, налитой в тыкву. Она прибрала свои
роскошные волосы. Потом пригласила Бэнанеса подойти. Она указала на тыкву.
- Там что-то на дне, - сказала она.
Машинально, без тени подозрения, Бэнанес стал вглядываться в воду. Его
лицо отражалось на гладкой поверхности. В мгновение ока она сильно ударила
по воде обеими руками, окунув их до дна, так что вода выплеснулась через
край. Отражение разлетелось на мелкие кусочки. Бэнанес отпрянул с хриплым
криком и посмотрел на девушку. Она стояла перед ним с выражением
торжествующей ненависти на лице. Ужас засветился в его глазах. Его грубые
черты исказились в агонии, и, как если бы приняв сильный яд, он с глухим
стуком громыхнулся на палубу. Жуткая судорога сотрясла его тело, и он
затих. Она с безразличием склонилась над ним. Положила руку ему на сердце
и затем оттянула его нижнее веко. Он был мертв.
Она вошла в каюту, где лежал капитан Батлер. На его щеках появилась
легкая краска, и он удивленно на нее посмотрел.
- Что случилось? - прошептал он.
Это были первые слова, произнесенные им за двое суток.
- Ничего не случилось, - ответила она.
- Я чувствую себя как-то странно.
Потом его глаза закрылись, и он погрузился в сон. Он проспал весь день
и всю ночь и, когда проснулся, попросил есть. Через две недели он
поправился.
Мы с Уинтером возвращались на берег уже под утро, порядочно набравшись
виски с содовой.
- Что вы думаете об всем этом? - спросил Уинтер.
- Вот это вопрос! Если вы хотите спросить, могу ли я предложить
какое-нибудь объяснение этому, то отвечу - нет, не могу.
- Капитан верит каждому слову этой истории.
- Это ясно, но меня здесь больше всего заинтересовало вовсе не то,
правда ли это и что все это означает; меня крайне интересует, что такое
произошло с подобным человеком. Меня удивляет, чем мог этот маленький, в
общем-то заурядный человек возбудить такую страсть в этом очаровательном
создании. Когда я смотрел на нее, засыпающую под звуки голоса капитана,
рассказывающего эту историю, у меня мелькнула мысль о силе любви,
способной творить чудеса.
- Но это вовсе не та девушка, - сказал Уинтер.
- Черт возьми, что вы хотите сказать?
- Вы не обратили внимания на кока?
- Разумеется. Большего урода я в жизни не видел.
- Именно потому Батлер и взял его. Та девушка сбежала с китайцем-коком
в прошлом году. Это новый кок. Он у него всего около двух месяцев.
- Ну и ну, будь я проклят!
- Он полагает, что при таком коке-страшилище может не опасаться за
девушку. Но я бы на его месте не обольщался. В этом китайце что-то есть. И
когда он из кожи вон лезет, чтобы угодить женщине, он способен многого
добиться.



КОММЕНТАРИИ

Гирландайо Доменико (настоящее имя ди Томазо Бигорди) (1449-1494) -
итальянский художник эпохи Возрождения, писавший портреты современников,
фрески на евангельские сюжеты, в том числе и в Сикстинской капелле.
Ясность композиции, спокойная торжественность и нарядность стиля
сочетались в его картинах с разнообразием жанровых и бытовых деталей.
...отцы ели кислый виноград, а у детей оскомина на зубах... - ссылка на
библейскую мысль о детях, расплачивающихся за грехи родителей (Иеремии,
31; 29).
Стивенсон Роберт Льюис (1850-1894) - известный английский писатель,
автор романов "Остров сокровищ", "Катриона", "Владетель Баллантре",
"Черная стрела" и др. Болея туберкулезом, жил с 1890 г. на островах Самоа.
Диана Эфесская - богиня луны, охоты и целомудрия в мифологии древних
римлян, отождествлявшаяся с греческой богиней Артемидой. Эфесская - от
названия города Эфеса, где в ее честь был воздвигнут храм.
Юкелеле - род гавайской гитары.
Google Bookmarks del.icio.us News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong


Читайте также:

Как устроится на работу ?
Появление Русских на Гавайах
Как появились Корейцы на Гавайях?
Лучшие города в США
Велосипеды на Гавайях смертельно опасны
Сетевые раскопки: Сомерсет Моэм. Гонолулу
Укулеле
Рейтинг городов-чистюль
Посетительнице аквапарка на Гавайях отказали в общении с дельфинами из-за проблем со зрением
Дайвинг на Гаваях
Комментарии (0):
Комментариев пока нет

Магазин гавайских товаров



Главная  |  Острова  |  Новости  |  Ссылки  |  Форум  |  Объявления  |  Интересно!  |  Фотогалерея