Дом на Гавайях, где отдыхал Обама, будут сдавать в аренду

Ученые жили восемь месяцев в изоляции на Гавайях

Утерянные земли России: русские Гавайи

Утерянные земли России: русские Гавайи (продолжение)

На Гавайях найдена редкая наскальная живопись

Назван штат США с самым дорогим жильем

На Гавайях вступает в силу "Закон Стивена Тайлера"

На Гавайских островах строится крупнейшая ветровая электростанция

Обновлён рекорд дальности передвижения роботов по океану

Племена на Гавайях умели сберегать морские биоресурсы, выяснили ученые

Черные кораллы — переворот в морской биологии

С Гавайев вместо открыток отправляют кокосы

Поток туристов на Гавайи увеличился

На Гавайях строится крупнейшая ветровая электростанция

Гавайские ученые создали устройство для отпугивания акул

Гавайские ученые нашли 34-тысячелетние бактерии

На Гавайях открыты станции для зарядки электромобилей

Корабли Российского Тихоокеанского флота отправились на Гавайи

Вайкики пляж будет закрыт

Альбатрос с Гавайских островов добрался до Калифорнии на судне и грузовике

Гавайские рестораны приспосабливаются к запрету на акульи плавники

Первый в мире университет сёрфинга откроется на Гавайях

Серфинг – новая школьная дисциплина на Гавайях

20 миллионов тонн японского мусора приближаются к побережью Гавайев

Гавайи. Кофе Кона.





Топ 100   Мисс Пляж   Гавайские девушки   Мистер Пляж   Гавайские парни   Гавайские встречи   Гавайские дневники
Гавайские знакомства
Я:
Найти:
Где: 

Онлайн тест теории вождения в штате Гавайи

Цитаты, афоризмы, поговорки, высказывания

Видео уроки, смешное, гавайское

Вебкамеры Гавайев

Гавайские обои

”Forum

Russian America Top

Rambler's Top100

ВОЯЖ НА ГАВАЙИ

ВОЯЖ НА ГАВАЙИ

Картер БРАУН
Перевод с английского П.В. Рубцова




Глава 1

- Соедините меня, пожалуйста, с мисс Арлингтон - Бланш Арлингтон, -
попросил я телефонистку. - Она живет в бухте
Канеоха.
Ох уж эти гавайские названия! Приходится выговаривать их по слогам.
- Вам перезвонят, мистер Бойд, - ответил женский голос.
Я положил трубку, осмотрелся и решил, что номерланаи ничем не отличается от
других номеров в отеле: что-то типа
веранды, с которой можно сразу спуститься к бассейну.
На Гавайях вообще все не так, как у людей; ну, например, когда они говорят
о леи <Леи - венок или гирлянда из цветов,
листьев и т, п. (Здесь и далее примеч. перев.)>, то могут иметь в виду вовсе не
гирлянду и не венок из цветов. Я всего три
часа как в Гонолулу, а уже говорю на гавайском языке.
Зазвонил телефон, и я поднял трубку.
- Привет, - раздался сдержанный женский голос.
- Бланш Арлингтон? - спросил я.
- Да... А кто говорит?
- Мое имя - Бойд, Дэнни Бойд, - ответил я. - Эмерсон Рид говорил вам обо
мне?
- Да, - произнесла она тихо. - Он сообщил телеграммой, что вы приезжаете.
- Когда мы сможем встретиться?
- Сейчас подумаю. - Последовала небольшая пауза. - Вы не смогли бы приехать
ко мне?
- Думаю, смогу, - ответил я. - В какое время?
Мисс Арлингтон ответила не сразу. У меня даже появилось ощущение, что она
не одна, - на другом конце возникла та
особенная глухая тишина, когда трубку прикрывают ладонью.
- Меня устроит в половине девятого, - произнесла наконец моя собеседница.,
- Посидим, поговорим, выпьем чего-
нибудь...
- Отлично, - согласился я. - Я остановился в отеле "Гавайян-Виллидж".
Сколько мне потребуется времени, чтобы
добраться до вас?
- Вы поедете на своей машине или возьмете такси? - поинтересовалась она.
- Я взял машину напрокат, еще в аэропорту. А что?
- Да так, - уклончиво проговорила мисс Арлингтон. - Дорога через скалу
Пали-Пасс не из безопасных. Сильно не гоните,
мистер Бойд, это может плохо кончиться...
- Учту, - хмыкнул я. - Так за сколько же я доберусь до вас?
- Не меньше чем за час.
- Ясно. Слышали что-нибудь новенькое о наших общих друзьях?
- Конечно. - В ее голосе почувствовалась скованность. - Это не телефонный
разговор, расскажу обо всем при встрече.
- Хорошо, - согласился я. - Ваш дом найти не сложно?
- Нет. На этой стороне острова не так уж много домов. Проедете вдоль залива
по дороге мили три, все время на север.
Вдали увидите бунгало, выкрашенное в белый цвет, а у ворот огромный красный
гибискус <Гибискус - род растений
семейства мальвовых.>.
- Найду, - сказал я. - Спасибо.
- С нетерпением буду ждать вас, мистер Бойд. - В ее голосе прозвучала
насмешка. - Эмерсон говорил, вы мужчина что
надо!
- Ох уж этот Эмерсон Рид! Всегда говорит правду.
Может, сегодня и проверим? Так Рид считает, я что надо? А все женщины,
которых я встречал, утверждают, будто мне
просто нет равных! Знаете, это все мой профиль!
- Сгораю от нетерпения, мистер Бойд, - съязвила Бланш Арлингтон. - До
встречи. - И повесила трубку.
Я пропустил пару стаканчиков виски и перекусил в одном из ресторанов отеля,
а около семи отправился на автостоянку,
где оставил взятый напрокат автомобиль.
Ночь была звездной и такой бархатистой, что казалось, можно рукой ощутить
ее мягкость. Бланш Арлингтон вовсе не
шутила насчет дороги - она пролегала по огромной отвесной скале. Пришлось
достаточно покрутиться по серпантину,
прежде чем я выехал на гребень Пали-Пасс и решил, что все позади. Но не тут-то
было: неожиданный порыв ветра буквально
остановил машину и стал раскачивать ее из стороны в сторону.
Я включил первую скорость и нажал на газ. От дикого напряжения пот струился
по моей спине, но машина не сдвинулась
ни на дюйм. С полминуты я сидел и с ужасом представлял, как через секунду-другую
окажусь на самом краю пропасти.
Однако вскоре ветер сменил направление, и машина снова двинулась вперед по
дороге. Я с умилением вспомнил Нью-Йорк и
поклялся больше никогда в жизни не ругать его уличное движение.
Было почти полдевятого, когда я добрался наконец до бухты Канеоха.
Казалось, за время пути я постарел года на два.
Вдоль дороги мелькали редкие дома - местность больше напоминала джунгли. Наконец
я нашел дом Бланш Арлингтон -
одинокое бунгало, за которым возвышались горы, напоминающие декорации. У ворот
рос огромный красный гибискус. Я
представил, с каким наслаждением выпью двойное виски, как только войду в дом,
если, конечно, предложат, хотя выпивку
обещали.
Окна светились, будто говорили: "Добро пожаловать".
Остановив машину перед бунгало, я попытался представить, какая из себя эта
госпожа Арлингтон. Несколько лет назад
она считалась одной из подружек Эмерсона Рида, а это означало, что ее рейтинг
был достаточно высок - у Рида хватало
денег, чтобы позволить себе быть привередливым.
Я поднялся на деревянную веранду и постучал в дверь. Ответа не последовало,
но было слышно, что в доме играет радио.
Наверное, меня не услышали, решил я, и постучал еще раз значительно громче.
Однако опять никто не ответил. Черт! Глухая
она, что ли?
Я толкнул дверь, которая оказалась незапертой, и вошел, нацепив вежливую
улыбку на тот случай, если вдруг хозяйка
только что из душа и не одета.
Гостиная была довольно просторной, с плетенной из камыша мебелью и со
множеством разных красивых деревянных
безделушек. На одной стене висела картина с изображением Дайамонд-Хед <Дайамонд-
Хед - мыс на юго-востоке острова
Оаху.>, а на противоположной - большой портрет Эмерсона Рида. Его продолговатое
лицо с острыми чертами и надменный
крючковатый нос были выписаны особенно тщательно.
Полные противоположности: Дайамонд-Хед - вулкан потухший, и Эмерсон Рид -
вулкан все еще действующий,
выплескивающий раскаленную лаву во все стороны, когда его настроение дрянь.
Впрочем, два дня назад в Нью-Йорке с
настроением у него было все в порядке.
Как я сказал, комната была неплохо обставлена, но производила впечатление
какой-то пустоты. Интересно, куда исчезла
хозяйка? Дэнни Бойд - вот он, здесь, собственной персоной, преодолевший Пали-
Пасс, а она даже не соизволила выйти ему
навстречу.
По радио исполняли "Песнь островов", но мое настроение было уже испорчено.
Я прошел в комнату и закурил.
Продолговатое лицо Эмерсона Рида смотрело на меня в упор. Пришлось ему ответить:
"Ты платишь мне за это, поэтому
придется осмотреть дом, прежде чем отсюда уйти".
В гостиной было две двери, и я открыл ту, что находилась ближе ко мне. Она
вела в коридор, затем в ванную, в кухню и
комнату для гостей. Не встретив нигде ни души, я вернулся в гостиную, чтобы
начать заново.
Вторая дверь была в спальню - уютную комнату, слабо освещенную ночником.
Высокие окна были закрыты бамбуковыми
шторами, на полу лежали циновки. На одной из них я увидел Бланш Арлингтон. По
крайней мере, я так решил - сама
женщина была не в состоянии представиться, потому что горло ее было перерезано.
Она лежала на спине, обнаженная,
только на шее висело леи из красного гибискуса. В широко раскрытых глазах,
которые неподвижно смотрели прямо на меня,
застыл ужас. Пальцы обеих рук были крепко сжаты в кулаки. Я осторожно опустился
на колени рядом с телом и внимательно
его осмотрел.
Убийца, кто бы он ни был, оказался настоящим мясником - циновка под головой
и плечами женщины набухла от крови.
Меня затошнило, и я сосредоточился на цветах - таких красивых, еще свежих.
И вдруг заметил что-то в правом кулаке трупа. Я осторожно разжал пальцы, и
на бамбуковую циновку упал спичечный
коробок. Подняв его, я вернулся в ярко освещенную гостиную. На этикетке коробка
была нарисована темноволосая девушка
с сонными глазами. Надпись. под рисунком гласила: "Только в баре "Хауоли" в
Гонолулу два вечера в неделю обнаженная
Улани исполняет для вас настоящий гавайский танец хула!" <Хула - национальный,
гавайский танец с элементами
пантомимы.>.
Это было то, что мне надо! Хоть расслаблюсь после кошмарной поездки через
Пали-Пасс и зрелища перерезанного горла
Бланш Арлингтон.,. Коробок - единственная ниточка...
Неожиданно зазвонил телефон, и мои нервы чуть не исполнили собственный
танец хула.
Я поднял трубку и просипел-прошептал: "Привет".
Мне подумалось, что так труднее определить, кто говорит - мужчина или
женщина, все зависит от того, кого хотят
услышать.
- Бланш, - в моем ухе резко отозвался неприятный и определенно мужской
голос, - ты уже поговорила с Бойдом?
- Нет, - шепнул я.
- Ты что сипишь? - спросил мужчина заинтересованно. - Простыла, что ли?
Ладно, слушай! Ничего ему не рассказывай,
ясно? Я передумал, слишком многое поставлено на карту в этом деле, чтобы он
совал в него свой нос. Поняла?
- Да. - Я вздохнул.
- Ладно, - проворчал он. - Увидимся завтра утром.
Я осторожно положил трубку, закурил и посмотрел на портрет, висящий на
противоположной стене.
- Что, черт побери, ты делаешь в Гонолулу? - задал я вопрос, но написанная
маслом голова Эмерсона Рида не проронила
ни слова. Ну, значит, для психушки я еще не готов. А может, вообще ошибся, и
голос в телефонной трубке принадлежал не
ему?

Глава 2

Бар "Хауоли" ничем не отличался от бара "Джои" в квартале от него. Та же
атмосфера, обстановка, такой же знакомый
запах спертого воздуха и табачного дыма.
Учтивый официант усадил меня за столик в углу, принес джин с тоником и
сказал, что представление начинается минут
через пятнадцать, а танцы Улани для чужестранца, жаждущего экзотики, гораздо
интереснее, чем две поездки вокруг
острова.
- Я имею в виду, сэр, - произнес он бесстрастным голосом, - что здесь вы
увидите гораздо больше и за меньшую плату.
Какая же хорошая вещь деньги! Я вытащил из бумажника десятидолларовую
купюру, аккуратно свернул ее пополам и
протянул официанту.
- Сэр? - Его лицо вытянулось. - Еще одиннадцать порций джина с тоником?
- Улани - подруга моих друзей, - пояснил я. - И мне хотелось бы встретиться
с нею после ее выступления. Мое имя - Дэнни
Бойд, а друзей зовут Эрик Ларсон, Вирджиния Рид и Бланш Арлингтон. Запомнил
имена?
- За десять долларов, сэр, я запомню хоть целую страницу из телефонного
справочника! - почтительно ответил он.
Официант удалился, а я принялся медленно потягивать джин, размышляя, не
допустил ли ненароком второй оплошности
за вечер. Первая заключалась в том, что я не позвонил в полицию, обнаружив тело
Бланш Арлингтон, а вторая - в моем
поспешном заявлении, что я являюсь ее другом. Ладно, поживем - увидим, как
сказала невеста в брачную ночь.
Минуты через две мое одиночество нарушили: неожиданно передо мной вырос
огромный детина, похожий на
профессионального борца, в красивом костюме из блестящей кремовой ткани. Из его
тщательно прилизанных черных волос
выбивались тугие завитки, а светло-голубые, с застывшим невинным выражением
глаза детины походили на гляделки
целлулоидной куклы-пупсика. Что касается остальных частей лица, то больше ничего
кукольного в них не было - наоборот,
казалось, они вырублены из камня.
- Мистер Бойд? - Голос верзилы был вкрадчивым и слегка шепелявым. - Меня
зовут Эдди Мейз, я владелец этого бара.
Разрешите к вам присоединиться?
- Разумеется, - кивнул я. - Коли вы здесь хозяин, полагаю, можете присесть
ненадолго.
- Благодарю. - Он выдвинул стул и сел напротив меня. Вежливая ухмылка
торчала на его лице, как почтовая марка на
конверте. - Хотите увидеть Улани? - поинтересовался Мейз. - Разумеется, она
такая красивая, мистер Бойд. Настоящая
гавайская девушка, а чистокровные гавайцы в наши дни большая редкость.
- Да что вы говорите, - безучастно отозвался я.
- Улани родом с маленького острова Ниихау, - продолжал довольный хозяин
бара. - Это самое большое поселение
коренных гавайцев. Хотя их там всего чуть более двухсот. Остров принадлежит
семье Робинсон, и без приглашения никто не
имеет права туда приезжать.
Он поднял глаза, щелкнул пальцами, и моментально появился мой официант с
джином для меня и виски с содовой и
льдом - для Мейза. Я пристально глянул на официанта, когда он ставил передо мной
бокал, но тот отвел глаза. Да, плакали
мои десять баксов!
- Говорят, стоит только жителю этого острова покинуть его, и он уже никогда
не сможет туда вернуться, - продолжал
между тем Мейз шепелявым голосом. - Не знаю, правда ли это, мистер Бойд, но вы
должны понять, что Улани вела довольно
замкнутый образ жизни до того, как попала к нам.
- Спасибо за лекцию.
- Я всего-навсего хотел помочь вам, мистер Бойд, - укоризненно произнес он.
- Хотел, чтобы вы знали кое-что об Улани.
Она работает на меня, и я обязан ее защищать.
- Даже от друзей ее друзей?
- Иногда и от друзей, - тихо подтвердил он. - Прошу прощения, мистер Бойд,
надеюсь, вам понравится ее выступление. И
пожалуйста, о счете не беспокойтесь.
- Да, но моим друзьям это не понравится, - заявил я.
Мейз пожал огромными плечами:
- Извините. Я вас предупредил.
- Таковы правила? - спросил я. - Или вы специально придумали их для меня?
Неожиданно громко заиграла музыка. Улыбаясь, хозяин бара показал на
небольшое возвышение посередине зала:
- А вот, наконец, и Улани, мистер Бойд! Надеюсь, вы получите незабываемое
удовольствие!
- Наверное, точно так же говорят, отправляя человека в газовую камеру, -
огрызнулся я, но он меня уже не слушал.
В баре вдруг стало темно, затем осветили только одно-единственное место
посредине возвышения, и я увидел Улани.
Изображение на спичечном коробке было ничем по сравнению с тем, какой она
оказалась на самом деле.
Стоило лишь взглянуть на нее, чтобы понять, что перед вами действительно
стопроцентная гавайка. Стопроцентная с
головы до пят, начиная с длинных, слегка вьющихся иссиня-черных ниспадающих до
плеч волос и кончая маленькими
изящными ступнями, которые пришли в движение вместе со всем телом, затрепетавшим
в медленном языческом ритме.
На шее девушки висело леи из красного гибискуса - похоже, эти цветы так и
будут преследовать меня на Гавайях, - а юбка
ее была чуть выше колен. Больше на ней ничего не было. Бедра Улани плавно
покачивались в привычном для них танце,
который мог привести в трепет какого-нибудь Фицпатрика, но для Бойда ровным
счетом ничего не значил. Ее руки
выделывали какие-то сложные движения, и я решил, что они рассказывают некую
историю, которую с удовольствием
напечатал бы любой журнал...
Почувствовав разочарование, я хлебнул джина и сердито посмотрел на Мейза:
- Это и есть настоящий гавайский танец?
- Потерпите немного, мистер Бойд, - прошептал он. - Вы еще ничего не
видели.
- Ладно, - мрачно согласился я.
Темп музыки между тем начал нарастать, и я снова посмотрел на танцовщицу.
Ее ноги двигались все быстрее под
ритмические удары барабана, бедра раскачивались с постепенно нарастающей
амплитудой. Леи на шее начало выписывать
невообразимые петли. Я осторожно поставил бокал на стол, забыв обо всем на
свете.
Минуты две леи летало из стороны в сторону, обнажая маленькие, упругие, ни
с чем не сравнимые груди девушки. Юбка
поднималась, открывая длинные изящные ноги, а иногда и кое-что еще. Затем музыка
загромыхала невообразимым образом,
и вдруг Улани замерла на месте, тело ее как бы застыло, музыка тоже стихла,
словно кто-то щелкнул выключателем.
В течение примерно пяти секунд оглушительной тишины она стояла не двигаясь,
затем руки ее опустились на талию,
длинные пальцы грациозно расстегнули пояс - и юбка упала на пол Снова зазвучала
музыка, и тело Улани опять ожило. Да,
если вот это и есть настоящие Гавайи, то Дэнни Бойд слишком поздно родился.
Танец длился еще минуту, а может, и две - кто смотрит на часы, когда перед
глазами творится подобное? Затем музыка
прервалась еще раз, и бесподобное тело танцовщицы застыло, как на картине
Гогена. Потом все погрузилось в темноту, а
когда спустя несколько секунд свет вспыхнул снова, Улани на помосте уже не было.
Раздались такие оглушительные
аплодисменты, что у меня чуть не лопнули барабанные перепонки.
- Ну, что теперь скажете, мистер Бойд? - прошепелявил Мейз, когда наконец
перестали хлопать. - Теперь вы понимаете,
почему мне приходится оберегать Улани?
Ее красота и этот танец - от мужчин просто отбоя нет!
Но в глубине души она всего-навсего ребенок, невинное дитя!
- И зовет вас папочкой? - съязвил я.
Его кукольные невинные глаза ничего не выражали.
- Не думаю, что это смешно, мистер Бойд, - чуть помедлив, проговорил он. -
Я просто хотел объяснить, почему вы не
можете встретиться с ней. А если вы ничего не поняли, мне больше нечего вам
сказать...
- Спасибо за совет, Эдди, - отозвался я. - Обойдусь как-нибудь без него.
- Надеюсь, мне удастся избежать неприятных сцен, мистер Бойд, - с
сожалением произнес он. - Но если вы будете
настаивать, вам придется ответить... Не люблю насилия, однако в случае
необходимости...
Он поднял свой бокал, допил виски, затем посмотрел на меня и вновь пожал
огромными плечами - в этом движении было
нечто роковое, как любят выражаться женщины-романистки.
- Попытаюсь убедить вас, мистер Бойд, в последний раз, - серьезно сказал
Мейз. - Вы видели, как танцует Улани. Она
прекрасная танцовщица. Сон становится явью и все такое, но это всего лишь сон.
Танцуя, девушка далекая и недосягаемая... Но встреча с ней стала бы для вас
невыносимым разочарованием, крушением
мечты, мистер Бойд. С нею стоит только раз поговорить, чтобы понять, как она
примитивна, даже груба, я бы сказал. Это,
знаете ли, все равно что разговаривать с ребенком Прихватите с собой заводную
куклу, и она заинтересуется ею больше, чем
вами. Улани просто невинное дитя, мистер Бойд Мужчины ее нисколько не
привлекают!
- Еще одно слово, и я заплачу навзрыд, - хмыкнул я.
- А почему бы вам не пойти к ее друзьям? - вежливо предложил он. - Уверен,
получите больше удовольствия. - Он глянул
на часы. - Пятнадцать минут двенадцатого. Наверняка они будут там.
- Где там?
- В отеле "Принсес Каиулани". Они всегда сидят там в это время в баре.
- А каких именно из моих друзей вы имеете в виду? - спросил я.
- Капитана Ларсона и миссис Рид, разумеется. - Он посмотрел на меня пустыми
глазами. - Ведь именно их вы упоминали в
разговоре с моим официантом?
- Да. - Я кивнул. - А вы уверены" что они именно там?
- Поручиться не могу, но скорее всего так оно и есть. Вы знаете этот отель?
- Сегодня мой первый вечер в Гонолулу...
- Это в самом центре Вайкики <Вайкики - пляж на юго-востоке острова Оаху,
часть Гонолулу.>, - пояснил Мейз. - Вам там
понравится. До свидания, мистер Бойд, приятно было с вами побеседовать. - Он
встал, на его лице появилась сияющая
улыбка. - Приходите еще, когда захотите посмотреть, как танцует Улани.
- Пожалуй, не откажусь от приглашения, - буркнул я.
Официант появился секунд через двадцать после того, как ушел хозяин бара. Я
попросил счет. Официант выдавил подобие
улыбки и заявил, что об этом уже позаботились.
- Что ж, отлично! - сказал я. - А теперь еще кое-что: гони-ка назад мои
десять баксов!
- Извините, сэр. - Он выглядел действительно опечаленным. Одна только мысль
о расставании с деньгами доставляла ему
неописуемую боль. - Я получил строгое указание мистера Мейза насчет всех, кто
просит о встрече с Улани. Понимаете,
мистер Бойд?
- Ну конечно, - кивнул я. - Давай деньги назад, и забудем об этом.
Официант украдкой оглянулся, затем наклонился ко мне и прошептал:
- Я бы мог устроить вашу встречу, сэр. Но при этом рискую потерять
работу...
- Это будет стоить еще десять долларов, - сказал я.
- Если вы мне скажете, где остановились, мистер Бойд, - быстро проговорил
он, - я смог бы найти вас завтра утром...
- Отель "Гавайян-Виллйдж", - сообщил я. - Но если завтра утром тебя не
будет, то вечером я приду сюда и заберу мои
деньги, а заодно выбью тебе зубы!
- Понял, сэр, все понял! - Официант выпрямился, стряхнул со стола несколько
несуществующих крошек и удалился.

***

Я доехал до отеля "Принсес Каиулани", поднялся на лифте на последний этаж и
шагнул в темноту бара. Здесь горели
только тусклые светильники на столиках, и я было подумал, что сезон у них ни к
черту и им приходится экономить даже на
электричестве.
Но потом, посмотрев в огромные окна, нашел другой ответ.
Из бара открывался бесподобный вид на мыс Дайамонд-Хед, весь в светящихся
огнях, как рождественская елка.
Потрясенный таким зрелищем, я стоял, вытаращив глаза, пока метрдотель вежливо не
дотронулся до моей руки. Он спросил,
не желаю ли я сесть за отдельный столик. Я ответил, что ищу друзей: капитана
Ларсона и миссис Рид. Он кивнул и попросил
следовать за ним.
Постепенно мои глаза привыкли к полумраку. Мы шли через весь бар к столику
возле дальнего окна. А к тому времени,
когда добрались до него, я уже видел достаточно хорошо, чтобы сосчитать, что там
сидели трое. Может, метрдотель что-то
перепутал? Но похоже, сам он так не думал, потому что выдвинул для меня еще один
стул, неопределенно улыбнулся и
растворился в полумраке.
На меня уставились три озадаченные физиономии.
Я посмотрел на каждую по очереди и увидел, что, так или иначе, метрдотель
оказался прав на две трети.
Одна треть, вероятно, была туристом, не обладающим ночным зрением и потому
подсевшим за чужой столик, а встать
уже не сумевшим, так как он не видел, куда идти.
Между двумя мужчинами сидела Вирджиния Рид, которая заслуживала
внимательного взгляда. На нее стоило посмотреть!
Белокурая красавица с абсолютно прямыми волосами, которые беспорядочными прядями
ниспадали на плечи, искусно
подчеркивая совершенство ее овального лица с высокими скулами, изящным прямым
носом, глазами цвета небесной лазури,
пухлыми, четко очерченными губами, надменным и непреклонным подбородком. На ней
было красивое платье, белое с
черными маргаритками - их лепестки обрамляли глубокий вырез над ее упругой
пышной грудью.
Все это я успел разглядеть за один прием, сами понимаете - опыт!
По одну сторону от нее сидел Ларсон. Он выглядел именно так, как я его себе
представлял, - этакий морской волк.
Пшеничные волосы, выцветшие на солнце и ставшие почти белыми, сильно загоревшее
лицо, глаза тоже голубые, а нос
большой, чуть крючковатый, что придавало его внешности высокомерное выражение.
На нем были короткий синий жакет и
белая рубашка с расстегнутым воротом. Одного взгляда на этого человека было
достаточно, чтобы ощутить на губах вкус
соли и представить, как волны разбиваются о нос корабля.
Третьим оказался китаец в великолепном белом костюме, не хуже, чем у Мейза.
Возраст - между тридцатью и сорока: у
китайцев его трудно определить.
Живые и умные карие глаза. Все, что можно было сказать о нем, - это то, что
он двадцать шестой по счету сын какого-
нибудь Чарли Чена.
- Вам что-то нужно? - резко спросил Ларсон.
- Джин с тоником не помешал бы, - спокойно ответил я. - Или то, что пьете
вы, мне все равно.
- Здорово! - воскликнула Вирджиния Рид. - Люблю остроумных парней. Сначала
представляются этакими джентльменами,
а в конце концов подсовывают тебе что-нибудь из грязных открыточек на продажу!
Китаец, не проронив ни слова, продолжал сидеть с непроницаемым видом.
- Меня зовут Бойд, - представился я. - Дэнни Бойд. - Я вытащил из бумажника
визитку и положил ее на стол. На ней было
написано: "Частное сыскное агентство Бойда" и указан адрес моей конторы в Нью-
Йорке.
Ни на кого из них это не произвело никакого впечатления.
- Ну и что вам нужно? - раздраженно повторил Ларсон.
- Поговорить, - ответил я. - Непринужденная беседа, обмен кое-какими
секретами. Мой клиент хочет, чтобы я переговорил
с вами. Его зовут Эмерсон Рид. - Я посмотрел на Вирджинию. - Не забыли еще
собственного мужа?

Глава 3

Она снова бросила взгляд на мою визитку, затем презрительно усмехнулась.
- "Частное сыскное агентство Бойда", - прочитала Вирджиния. - Имеется в
виду сыщик по имени Бойд, сующий свой нос в
чужие дела и подглядывающий в замочные скважины?
- Лицензия частного детектива у меня с собой, могу показать, - спокойно
произнес я. - Только это не все.
Ко всему прочему я сам парень не промах. Пригласите меня как-нибудь вечером
в гости, сможете в этом сами убедиться.
Согласны?
- Хватит! - рявкнул Ларсон. - Нам не о чем с вами разговаривать! Убирайтесь
отсюда, пока целы!
- Именно за это мне и нравится море, - с восхищением заметил я. - Оно
воспитывает настоящих мужчин - таких простых,
прямолинейных парней, как вы, Эрик.
Коричневато-красный загар на его лице потемнел еще сильнее. Ларсон открыл
было рот, чтобы еще нагрубить, но я не
стал этого дожидаться.
- Дело в том, что мистер Рид нанял меня, - проговорил я быстро, - чтобы
сказать вам кое-что. - Я посмотрел на китайца. -
Но знаете, разговор сугубо личный. Не хотелось бы разваливать вашу компанию, и
все-таки, может, вашему другу лучше
уйти?
- Као может слушать все, что вы скажете, - отрезал Ларсон. - Только
покороче, Бойд, иначе мне придется выбросить вас из
этого окна!
- Као? <Као - на спортивном жаргоне означает "нокаут".> - переспросил я.
Китаец дружелюбно улыбнулся.
- Као Чой, - представился он на отличном английском. - Мой отец очень любил
бокс.
- Говори, что хотел сказать, Бойд, - вмешался Ларсон, - а потом проваливай
отсюда и отправляйся за своим несчастным
жалованьем.
- Хорошо, - согласился я. - Раз вы настаиваете. - По-моему, вежливость Као
передалась и мне, правда не в таком большом
количестве. - Эмерсон Рид так расценивает ситуацию: его жена сбежала с его
шкипером, даже не попрощавшись. Однако,
будучи человеком разумным, он предвидел, что его жена, никогда его не любившая,
именно так и поступит.
И совсем не жалеет об этом, да и другого шкипера тоже найти несложно.
- И Эмерсон заставил вас проделать весь этот путь из Нью-Йорка в Гонолулу,
чтобы сообщить нам об этом? - недоверчиво
спросила Вирджиния Рид.
- Не только, - заверил я. - Это лишь главное. Он считает, что женам, как и
шкиперам, можно легко подобрать замену.
Поэтому ему наплевать на то, что вы тут делаете и где разъезжаете. Правда, есть
одно маленькое "но".
- Какое? - заинтересовалась она.
- Гавайи, - пояснил я. - Где угодно, только не на Гавайях. В вашем
распоряжении весь белый свет, сказал Эмерсон, кроме
Гавайских островов. Лондон, Париж, Рим, Арканзас - все, что хотите! Но не
Гавайи!
Она тихо засмеялась:
- Да он просто бесится! А вы перегибаете. Это, наверное, шутка?
- Никаких шуток. Вполне серьезно.
- Ладно, малыш, - холодно произнесла Вирджиния. - Ты все сообщил? Значит,
свою работу выполнил, а теперь можешь,
как сказал Ларсон, проваливать отсюда и отправляться за своим жалким жалованьем!
- Есть еще одно "но", - продолжил я. - Всегда так, правда? - Я глянул на
Чоя. - Не подкинете ли подходящую цитатку из
Конфуция?
- Извините. - Китаец вежливо улыбнулся. - Ничем не могу помочь, мистер
Бойд.
- Какое еще "но"? - нетерпеливо воскликнула Вирджиния.
- Отыскать вас и передать вам слова вашего мужа - это только полдела, -
объяснил я. - Остается еще удостовериться, что
его пожелания выполнены. У вас обоих в распоряжении двадцать четыре часа на то,
чтобы убраться с Гавайев.
Она посмотрела на меня, потом на Ларсона и рассмеялась.
- Сразил наповал! Тебе больше удалась бы торговля грязными открыточками,
чем попытка запугать нас! - Вирджиния
вдруг состроила серьезную мину и произнесла комически-торжественным голосом:
- Говори, что за ужасная кара Уготована нам, если мы никуда отсюда не
уедем?
- Этого я еще не знаю, - ответил я. - Может, Ларсон догадывается?
- Ужасно смешно! - рявкнул тот. - Придется тобой заняться всерьез, Бойд!
- Ну конечно, - спокойно проговорил я. - Сделайте пометку в записной
книжке, чтобы не забыть. - Я пристально
посмотрел на Вирджинию. - Думаю, под вашими прямыми волосами должны быть хоть
какие-нибудь извилины, поэтому
воспользуйтесь ими. Рид дал мне полную свободу действий, его абсолютно не
волнует, каким образом я заставлю вас с
Ларсоном убраться отсюда. Почему бы вам не поступить по-умному и не уехать
самим?
- Сразил наповал! - опять воскликнула она. - Кто тебе сказал, что Эмерсон
такой заправила, кроме него самого?
- Извините, - мягко прервал ее Чой. - Я хотел бы задать мистеру Бойду один
вопрос.
- Зовите меня Дэнни, - предложил я. - Мне будет приятно.
- Почему, - начал он, - мистер Рид так озабочен тем, чтобы Вирджиния и Эрик
покинули Гонолулу?
- Не знаю, - сознался я. - Он платит мне, и его право не говорить мне о
причинах.
- Должно быть, причины достаточно серьезные, Дэнни, - решительно произнес
Чой. - Судя по тому, что он нанял человека
с такими способностями, как у мистера Бойда, и заставил его проделать длинный
путь из Нью-Йорка...
- Лучше спросите у него самого, - посоветовал я. - Можете отправить ему
телеграмму.
- Мы знаем, что побудило его к этому, - спокойно доложил он. - Просто
хотелось убедиться, знаете ли вы.
- Значит, так, я старался, но вы не собираетесь уезжать. Я правильно понял?
- Да! - прорычал Ларсон. - Поэтому тебя здесь ничто не держит! Все, Бойд?
- Пожалуй, все.
- Минуточку, как же тебе удалось узнать, что мы здесь? - с любопытством
поинтересовалась Вирджиния.
- Спросил - мне ответили.
- Эта ведьма Арлингтон? - предположила она.
- Нет, - ответил я. - Вы удивились бы, узнав, как много можно узнать,
посмотрев настоящий гавайский танец, на первый
взгляд очень примитивный.
Вам стоит разучить его, Вирджиния. У вас подходящая фигура.
Видимо пытаясь найти соответствующее ситуации ругательство, Ларсон выглядел
так, словно он только что подавился
несвежей устрицей.
- Знаю, вы собираетесь сказать мне, чтобы я убирался отсюда ко всем чертям,
- продолжил я. - А ты становишься занудой,
Эрик! - Потом повернулся к Вирджинии. - Вы не находите, что он становится
занудой?
Ее губы скривились в ехидной улыбочке.
- Посмотри на его мускулы, малыш, - предложила она. - Если Эрика разозлить,
он отделает кого хочешь. А ты уже не
встанешь!
- Да... - задумчиво произнес я. - Вы, наверное, ночи напролет гоняетесь
друг за другом, у вас, должно быть, столько
воспоминаний - прямо тысяча и одна гавайская ночь!
Вирджиния не смогла удержаться от смеха.
- Я сразу поняла, что у вас преотличное чувство юмора, Дэнни Бойд, как
только вы дали нам ровно двадцать четыре часа
на то, чтобы убраться отсюда.
- Вы были в баре "Хауоли", Дэнни? - вежливо поинтересовался Као Чой. -
Именно там вы и узнали, где нас найти.
Наверняка это вам сказал мой старый приятель Эдди Мейз.
- Он, - подтвердил я. - Шепелявый такой. А у него есть приятели? Никогда бы
не подумал.
- Мейз знаком со многими, - сообщил Чой. - В том числе и со мной.
- Мне здесь нравится, - хриплым голосом "заметил Ларсон. - И мне не
хотелось бы устраивать скандал, но если ты не
уйдешь отсюда в течение двух минут, Бойд, тебя вынесут!
- Не волнуйся, - успокоил я его. - Ухожу. Ненавижу драки. Имей ты такой же
прекрасный профиль, как у меня, драки тебя
просто нервировали бы.
- Где вы остановились? - полюбопытствовал Чой.
- В "Гавайян-Виллидж".
- Могу я задать вам вопрос личного характера, Дэнни? - серьезно спросил он.
- Только не про мою интимную жизнь, - огрызнулся я. - Всем остальным готов
с вами поделиться.
За определенную плату, разумеется.
- Сколько вам заплатит Рид за эту.., миссию?
- Все расходы, тысяча вперед, еще четыре тысячи после того, как я выполню
работу и Вирджиния со своим любовником
отправятся в голубую даль.
- Спасибо, - улыбнулся китаец. - Вы честны, Дэнни. Уважаю таких мужчин.
Полагаю, мы могли бы назначить цену
повыше, чем Рид. Как вы на это смотрите?
- Ты в своем уме, Чой?! - заорал Ларсон.
Као задумчиво посмотрел на него.
- Будь так добр, Эрик, - вежливо произнес он. - Оставь это мне. Думать - не
ходить под парусом!
- Все будет зависеть от того, насколько повыше, - заметил я. - Женщины для
меня - так, хобби, но деньги - моя слабость.
- Тогда, уверен, мы поладим, - кивнул Чой. - Вы уже разговаривали с Бланш
Арлингтон?
- Нет, - соврал я. - А не помешало бы?
- Она одна из подружек Рида, - пояснил он лениво. - Бывшая любовница, если
точнее, но все же подружка. Она, наверное,
и сказала ему, что Эрик с Вирджинией здесь.
- Так, может, поехать поболтать с ней завтра утром? - задумчиво произнес я.
- Спасибо за совет.
- В твоем распоряжении осталось ровно десять секунд! - рыкнул Ларсон.
- Не беспокойся, - отмахнулся я. - Интуиция меня никогда не подводит. Я
знаю, трое - это компания, а четверо - нечто
другое. Где вас можно найти в случае чего?
- Не беспокойся, - отозвалась Вирджиния. - Позвоним сами.
- У меня контора на Форт-стрит, - сообщил Чой. - Возникнут какие-нибудь
проблемы, Дэнни, звоните или заходите.
- Хорошо, - весело сказал я и встал.
- Давай, Бойд, - процедил сквозь зубы Ларсон. - Осталась одна секунда!
- Если не прекратишь угрожать мне, Ларсон, - холодно процедил я, - размозжу
тебе башку. Будешь всю оставшуюся жизнь
наклеивать этикетки на банки с сардинами, может, тогда поймешь, что к чему!
Выходя из бара, я опять глянул в окно. Дайамонд Хед был на месте.
В отель я вернулся около двенадцати. С предусмотрительностью бывалого
путешественника я прихватил с собой бутылку
виски. Теперь достал ее, распечатал и налил себе стакан.
Виски спасло меня от чувства одиночества. В голову пришла оригинальная
мысль: как далеко Гонолулу от Нью-Йорка!
Окружающие просторы начинали действовать мне на нервы. Взять хотя бы такую
глыбину, как Дайамонд-Хед! А при одном
воспоминании о скале Пали-Пасс, где вокруг тебя только небо, ветер и больше
ничего, я до сих пор покрываюсь гусиной
кожей. У себя дома на западе Центрального парка я чувствую себя в безопасности:
десять этажей бетона над твоей головой и
пятнадцать - под ногами. Один знакомый психиатр как-то сказал, что у меня
агорафобия, на что я поспешил ответить, что
моя интимная жизнь его не касается. Но он объяснил мне, что агорафобия - это
боязнь открытого пространства. Я
посоветовал ему заниматься своим делом и не лезть ко мне со своими дурацкими
выводами. Но похоже, он был прав.
Я налил себе еще стакан виски и подумал о Бланш Арлингтон: кто же все-таки
убил ее и почему? И откуда звонил
Эмерсон Рид? Ну, если это вообще был Рид, а если не он, то кто тогда? Когда
начинаешь думать, проблема заключается в
том, что постепенно совсем сбиваешься с толку, поэтому я решил прекратить это
занятие и прикончил второй стакан.
Пока я раздумывал, наливать ли третий, в дверь тихо постучали - может,
пришли за бесценок распродавать гавайских
танцовщиц или решили убедиться, хорошо ли я устроился здесь? А может быть, это
тот, кто перерезал горло Бланш
Арлингтон?.. Единственно верным способом прояснить ситуацию было открыть дверь,
что я и сделал.
Темноволосая красавица улыбалась мне, сверкая белоснежными зубами.
- Алоха нуи лоа, - произнесла она нежнейшим голоском.
Скажите на милость, кому придет в голову прихватить с собой иноязычный
словарь, собираясь в один из штатов? Что бы
ни означали ее слова, похоже, ничего обидного в них не было. Я улыбнулся в ответ
и продолжал пялиться на нее, как будто
боялся, что моргни я разок, и она растворится в ночи.
- Мистер Бойд? - спросила посетительница неуверенно. - Кемо сказал, что вы
хотите поговорить со мной...
- Кемо? - недоуменно повторил я.
- Официант из бара "Хауоли", - пояснила она. - Я Улани, танцовщица.
- Извини, дорогая, ну конечно же, разве можно тебя забыть! - воскликнул я.
- Кемо просто умница!
Да входи же!
Она вошла следом за мной в комнату. Я закрыл дверь. Улани стояла посередине
комнаты, с губ ее не сходила мягкая
улыбка. Пальцами одной руки она нервно теребила свой яркий саронг <Саронг -
основная индонезийская национальная
одежда мужчин и женщин наподобие платья или юбки; плотно обматывается вокруг
тела.> чуть пониже бедра.
- Выпьешь чего-нибудь? - хрипло предложил я, тщетно стараясь справиться с
собой.
- Спасибо, - быстро кивнула она.
Я налил виски в стаканы и присел рядом с ней на кушетку.
- За нас! - произнес я и поднял стакан.
- Околое малуна! - Она тоже подняла свой стакан.
- Что это значит?
- Как вы говорите: до дна? - Девушка рассмеялась.
- Не соблазняй меня, - пробормотал я и отпил немного виски, чтобы
утихомирить разбушевавшийся в крови огонь. - Я
видел, как ты танцевала сегодня вечером. По-моему, потрясающе.
- Да кинэ, - быстро проговорила она и грациозно пожала плечами.
- Что?
- Ну... Понравилось? - Улани снова пожала плечами. - Зачем вы хотели
встретиться со мной, мистер Бойд?
- Зови меня просто Дэнни.
- Дэнни? - Ее лицо расплылось в улыбке.
- Я хотел расспросить тебя кое о чем, дорогая.
Ты знаешь женщину по имени Арлингтон, Бланш Арлингтон?
Она решительно тряхнула головой:
- Нет. Не знаю.
- А человека по имени Эмерсон Рид?
Улани во второй раз отрицательно тряхнула головой.
- А Вирджинию Рид? - спросил я, теряя всякую надежду. - Эрика Ларсона? Као
Чоя?
- Аолэ, - твердо произнесла девушка. - Я их не знаю.
- Ладно, - сказал я уныло. - А как насчет Эдди Мейза? Ты работаешь на него,
да?
- Я родом с острова Ниихау, - оживленно проговорила она. - Ты знаешь
Ниихау, Дэнни?
- Эдди рассказывал мне. Маленький остров на самом конце Гавайских островов,
так?
- Очень маленький и очень красивый, - сообщила Улани. - Я уехала оттуда, -
она стала загибать пальцы, - пять месяцев
назад. Приехала на Оаху и стала искать работу. Я танцовщица. Эдди сначала
отказал мне в работе, но когда я сказала ему,
что родом с Ниихау, он предложил мне танцевать в баре. - Она медленно покачала
головой. - Но мне он не нравится. Он все
время следит за мной. Когда я хочу выйти прогуляться, он говорит: "Нет!" "Аолэ",
все время "аолэ"! Я как в тюрьме!
- Может, он хочет, чтобы ты была только его? - постарался я спросить как
можно вежливее.
- Аолэ! - с горячностью воскликнула девушка. - Это бы я поняла, Дэнни! Но
он ни разу не тронул меня, даже не
поцеловал. Он как отец, даже хуже! - Она вздохнула. - Я сбежала с Ниихау из-за
отца: он все время следил за мной, глаз не
спускал... Сейчас не лучше!
- Бедняжка! - посочувствовал я. - А как тебе удалось выбраться ко мне
сегодня?
- После моего выступления подошел Кемо и передал твои слова. Я запомнила
тебя, ты сидел за одним столиком с Эдди,
когда я танцевала. Я запомнила. - Она тихо засмеялась. - Такой высокий канэ
нохеа! Вот я и пришла.
- Канэ - это что? - переспросил я.
- Канэ - мужчина, - объяснила Улани. - Нохеа - как вы говорите, красивый, -
Спасибо, - улыбнулся я. - Ты тоже красивая.
- Да кинэ, - проговорила она. - Я сказала Эдди:
"Алоха нуи лоа", потом пошла к себе в комнату. Подождала немного, затем
тихо выбралась из бара. А он думает, что я
сплю у себя в комнате.
- Ты такая молодчина, что пришла, - сказал я. - Извини, что зря побеспокоил
тебя. Я думал, ты знаешь хоть кого-нибудь из
тех людей, о которых я тебя спрашивал, но ошибся. Извини. Хочешь, я отвезу тебя?
- Отвезешь? - переспросила она. - Куда, в бар "Хауоли"?
- Ты ведь там живешь? - Да. - Она кивнула. - Сейчас?
- Ну, уже поздно. Тебе удалось выбраться оттуда, чтобы встретиться со мной.
Я бы не хотел, чтобы у тебя из-за этого
были неприятности с Эдди.
Улани встала, медленно разглаживая саронг на бедрах.
- Я не понимаю, - произнесла она недоуменно. - Ты хочешь, чтобы я сейчас
ушла, Дэнни? А любить друг друга?
- Что? - Стакан чуть не выпал из моей руки.
- Зачем, ты думаешь, я пришла сюда, Дэнни? - обиженно спросила она. -
Думаешь, я не могу выпить виски в баре?
- Ну... - Я с трудом подбирал слова. - Конечно, дорогая, просто я...
- Разве для тебя Улани недостаточно красивая? - возбужденно продолжила она.
- Думаешь, найдешь девушку получше
Улани? Ты ошибаешься!
- Дорогая! - взмолился я. - Не...
Я словно опять смотрел на ее танец. Какое-то время девушка стояла
неподвижно. Затем ее пальцы начали медленно
скользить по саронгу. Неожиданно он упал на пол к ее ногам, а она осталась
только в белых шелковых трусиках и не
отрываясь продолжала смотреть на меня. Ее маленькие упругие груди быстро
поднимались и опускались.
- И ты говоришь, что Улани некрасивая! - В ее голосе слышалась обида.
- Дорогая, - я медленно встал, - Улани - самая красивая из всех, кого я
когда-либо видел!
- Алоха ауиа оэ! - проворковала она и, шагнув ко мне, расстегнула мою
рубашку. Затем ее руки скользнули по моей груди
и сжали мне плечи, наклоняя их к себе. - Дэнни, - прошептала Улани. - Ты такой
мужчина!
Наши губы встретились. Я обнял ее за талию, потом ладонями обхватил ее
упругие теплые груди.
- Алоха ауиа оэ, - снова промурлыкала танцовщица.
- Что это значит? - пробормотал я.
- Люби меня! - прошептала она и неожиданно укусила меня за нижнюю губу.
Немного погодя я взял ее на руки и отнес на кушетку, затем выключил свет и
открыл окно, чтобы в комнату проникал
лунный свет. Я оглянулся - на кушетке вырисовывался мягкий силуэт Улани. Когда я
шел к ней, в воздухе мелькнуло что-то
белое и мягко упало на пол.
Остров Ниихау потерял Улани навсегда! Дэнни Бойд обрел ее на целую ночь!

Глава 4

На следующее утро я встал около десяти, надел купальные трусы, нацепил
темные очки и пошел в бассейн. Примерно
через час я отвез Улани в бар "Хауоли" и остался сидеть в машине, наблюдая за
тем, как она легко бежит к входной двери.
Улани сказала, что придет вечером в то же время, что и прошлой ночью, и я поехал
обратно в отель с приятным ленивым
ощущением того, что Гавайи всецело принадлежат мне одному.
Я плюхнулся в парусиновый шезлонг рядом с бассейном и закурил. Официант-
китаец, весь в белом, с неизменной
улыбочкой на лице, подошел и спросил, не желаю ли я чего-нибудь. Про себя я
назвал его Чарли, потому что при всем
желании настоящее его имя было просто невозможно выговорить. Я заказал кофе по-
ирландски <Кофе по-ирландски -
горячий кофе с ирландским виски, подслащенный, со взбитыми сливками>.
Солнце палило нещадно, на небе не было ни облачка. Какой-то мускулистый тип
с бульдожьей челюстью остервенело
плавал туда-сюда, а его жена равнодушно наблюдала за ним из шезлонга, зная
наверняка, что такой никогда не утонет.
Сигарета имела препротивный вкус.
Чарли принес кофе и пододвинул ко мне столик.
Кофе вселил небольшую надежду на то, что я выживу. Я закурил вторую
сигарету - вкус ее был не лучше, чем у первой.
- Бойд - рявкнул кто-то мне в ухо - Я ищу тебя!
Я медленно повернул голову и увидел того, кому принадлежал этот противный
голос. Зрелище это не улучшило вкуса ни
кофе, ни сигареты.
Продолговатое лицо с острыми чертами, безупречный легкий костюм
итальянского покроя, сердитые мутные глаза в
крапинку, презирающие все, что видят вокруг, но в первую очередь - меня. Темные
с проседью волосы торчком всем своим
видом выражали гневный протест против окружающего мира в целом и Бойда в
частности.
- Ба! - воскликнул я. - Мистер Эмерсон Рид собственной персоной! Зачем было
отправлять меня из Нью-Йорка сюда, если
вы сами приехали?
- Я передумал, - отрезал он. - Решил посмотреть, как продвигается дело.
Какого черта ты здесь развалился - забыл, для
чего я тебя нанял? Расселся в этом чертовом шезлонге! Я тебе плачу вовсе не за
это! Гавайское солнце распарило мозги или
что? - Он начал с рычания, а закончил противным завыванием.
Я допил кофе, потом вопросительно посмотрел на него:
- Кофе?
- Кофе! - Он чуть не подавился. - Ты знаешь, что случилось?
- И что же такого случилось? - вежливо поинтересовался я.
- Господи! Ты что, не читаешь газет? На всех первых страницах напечатано
черным по белому: вчера вечером убили
Бланш Арлингтон - кто-то перерезал ей горло!
- А, это... - безучастно произнес я. - Я думал, что-нибудь новенькое.
Рид моргнул несколько раз, и могу поклясться, что его торчащие волосы на
миг поникли, но затем вновь приняли
вертикальное положение.
- Ты что, знал? - спросил он сдавленным голосом.
- Конечно, - спокойно ответил я. - Вчера вечером она пригласила меня к
себе, но к тому времени, когда я приехал, она
была уже мертва. Я не стал никуда сообщать об этом - решил, что нам это ни к
чему.
- Когда это было? - резко спросил он.
- В половине девятого.
- Не может быть! Я сам звонил ей и разговаривал с ней позже.
- Нет, - возразил я, - вы говорили со мной.
Он задумался.
- С тобой? - недоверчиво переспросил он.
- Лил олэ - со мной, - подтвердил я. - Вот почему я сижу здесь на солнце -
моей физиономии не помешает загар. Я без
работы.
- Послушай, Бойд! - Его голос обрел привычное рявканье.
- Может, хватит ходить вокруг да около? - произнес я. - Вчера вечером по
телефону вы сказали, что слишком многое
поставлено на карту в вашем деле, чтобы я совал в него свой нос.
- Я пошутил, - выдавил он.
- Не думаю. Более того, совсем не в шутку Бланш Арлингтон перерезали горло.
- Я только сказал, что многое поставлено на карту, - возразил он. - Хотел
встретиться с тобой до того, как ты увидишь
Бланш. Выяснилось, что ей нельзя доверять, вот и все. Ты по-прежнему работаешь
на меня, Бойд!
Сколько можно повторять это!
Я допил вторую чашку кофе и встал.
- Почему бы нам не продолжить разговор у меня в номере, пока я буду
одеваться? - предложил я. - А потом пойдем
выпьем за ваш счет.
- Если ты думаешь, что у меня есть время на то, чтобы маяться дурью и
платить за...
- Если у вас есть время на разговоры, то время на выпивку всегда найдется,
заодно и поговорим, старик, - сказал я. - В
противном случае можете заниматься своим делом сами, а я улетаю следующим рейсом
в Нью-Йорк.
Он с трудом сглотнул и попытался выдавить хоть какое-нибудь подобие улыбки.
- Думаю, ты прав, мои нервы действительно ни к черту. Может, выпивка
немного поможет.
Мы прошли в мой номерланаи, я надел легкую рубашку, которую прикупил на
Манхэттене специально для Гавайев, и
широкие желтовато-коричневые брюки.
- Оделся, как на отдых собрался, - проворчал Рид по дороге в бар "Луау
Хат", удачно располагавшийся прямо за углом, -
там подавали отличные коктейли. - И не надейся, что будешь отдыхать!
- Я работаю в шортах так же, как в костюме, - заверил я его. - Спросите у
любой девушки, которую встретите на Парк-
авеню.
- Ради Бога, оставь свои шуточки при себе, - отрезал Рид. - Я сыт ими по
горло.
- Шучу я бесплатно, - с обидой в голосе произнес я, но и это его не
успокоило.
В баре мы заказали джин с тоником. Я надеялся, что кофе по-ирландски уже
достаточно усвоился и не смешается с
джином. Затем рассказал Риду о спичечном коробке; о том, как я попал в бар
"Хауоли" и встретился с Эдди Мейзом; потом о
баре в отеле "Принсес Каиулани" и о встрече с его женой, Ларсоном и Као Чоем -
этакой премилой компанией. Вкратце
пересказал весь наш разговор. Не сообщил ему только об Улани, решив, что это его
совсем не касается.
Когда я закончил, он ухмыльнулся:
- Говоришь, твои слова насчет того, чтобы они убирались с Гавайев в течение
двадцати четырех часов, не произвели на
них никакого впечатления?
- Абсолютно никакого.
- И не собираются уезжать отсюда? В таком случае как ты заставишь их
сделать это?
- Еще не решил, - сознался я. - Но что-нибудь обязательно придумаю.
- Уж постарайся! - съязвил он.
Какой-то верзила с тремя кинокамерами на шее больно наступил мне на ногу,
подойдя к стойке бара.
Я подождал, пока он сойдет с моей ноги, но он, похоже, даже ничего не
заметил.
- Эй, толстяк! - буркнул я. - Ты сойдешь с моей ноги или нет?
Он сразу убрал свой здоровенный ботинок и одарил меня лучезарной улыбкой, в
которой я вовсе не нуждался.
- Извини, дружище, - хрипло проговорил толстяк. - Тесновато тут.
- Было свободно, пока ты здесь не нарисовался, - ответил я и снова
повернулся к Риду, с неохотой заказывающему для нас
еще по стаканчику джина. - Когда вы пришли ко мне в контору пару дней назад, -
спокойно начал я, - вы сказали, что ваша
жена сбежала от вас со шкипером вашей яхты, так?
- Да, - буркнул он, - а что?
- Вы наняли меня для того, чтобы любым способом заставить их убраться с
Гавайев. Как я это сделаю, вас не интересует,
так?
- Ну, так.
- Вас не волнует ни потеря жены, которая никогда вас и не любила, ни
шкипера - его легко заменить другим. Но ваша
жена знала какие-то подробности вашего дела. И вот они с Ларсоном решили
отправиться сюда.
И у вас возникли подозрения, что Вирджиния что-то задумала против вас,
хочет помешать вашему делу, так?
- К чему все это? - раздраженно спросил он.
- Просто хочу все поставить на свои места.
- И записать? - усмехнулся Рид.
- Никогда ничего не записываю. Вы не рассказали мне об одном - о самом
деле, что оно из себя представляет и тому
подобное.
- Совершенно верно, - согласился он. - Не рассказал.
- Ну так я хотел бы услышать это сейчас.
Его вытянутое лицо покраснело, Рид чуть не испепелил меня своим ненавидящим
взглядом.
- Ну ты и наглец, Бойд! - воскликнул он противным голосом. - Что ты себе
позволяешь? Ты работаешь на меня - сколько
раз я должен напоминать тебе об этом? Мои дела тебя не касаются!
- Не касались, - поправил я его. - До вчерашнего вечера, до той минуты,
пока бедняжка Бланш не стала покойной мисс
Арлингтон. Я вам уже говорил: ее наверняка убили из-за вашего дела, а убийства
не совершаются из-за пустяков! Поэтому
мне следует знать обо всем!
- Черта с два! - рявкнул Эмерсон.
- Ладно. - Я пожал плечами. - Значит, так, дружище, либо ты рассказываешь
мне Обо всем, либо мы прощаемся.
- Ты забыл об одной маленькой детали, Бойд. - Рид весь трясся от
негодования. - Я уже оплатил твои расходы на дорогу и
аванс в тысячу долларов ты уже получил! Не забывай об этом! Ты работаешь на
меня, Бойд, вот и все! И никуда не уедешь!
- Тысяча баксов, - задумчиво произнес я, - плюс дорожные расходы. Сколько?
Пятьсот, шестьсот?
- Почти шестьсот, - ответил он. - Я рад, что ты начал хоть немного
соображать.
- Да, - равнодушно произнес я. - Даже голова разболелась.
Это был один из самых напряженных моментов во всей моей жизни - я шел
вразрез с собственной философией,
выработанной в течение многих лет. Но выбора не было. Я достал из кармана
бумажник и выписал чек на тысячу шестьсот
долларов на имя Эмерсона Рида, потом протянул чек ему. Затем залпом выпил
очередную порцию джина, но даже мысль, что
за него заплатил Рид, не очень помогла.
- Ты совсем спятил? - недоверчиво спросил он.
- Предпочитаю, чтобы мне не задавали подобных вопросов, - ответил я. - И
так тошно.
- Послушай, Бойд! - Он опять начал подвывать.
Лучше бы уж рычал. - Наверное, я был немного груб с тобой. Я уже говорил,
сегодня утром я был на грани нервного
срыва. Разорви этот чек, и забудем обо всем.
- И вы расскажете мне о своем деле?
- Не могу, - решительно произнес он.
- Значит, возьмите чек и поищите себе кого-нибудь другого.
- Перестань, Бойд, - заныл он. - Не хочешь еще выпить, а?
- Теперь я тебе ничего не должен, - спокойно сказал я. - Ни цента. С
клиентами я пью за дело, а с таким дерьмом, как ты,
пить по-дружески... - Я сокрушенно покачал головой. - Ты, должно быть, сам
спятил!
Я повернулся, чтобы уйти из бара, но объектив кинокамеры больно уперся мне
прямо в живот - передо мной стоял уже
знакомый толстяк. Я изо всех сил наступил ему на ногу.
- Эй! - громко и сердито завопил он. - Ты отдавил мне ногу!
- Извини, - вежливо произнес я, - перепутал с твоей физиономией.
Выйдя из бара "Луау Хат", я направился в отель.
Там подошел прямо к стойке дежурной. Очаровательная брюнетка мило
улыбнулась и спросила, чем может мне помочь.
- Я хотел бы узнать, остановился ли в отеле мой друг, - сказал я. - Мистер
Рид - Эмерсон Рид.
- Минуточку, сэр. - Она быстро просмотрела книгу записей, затем кивнула. -
Да, сэр, мистер Рид поселился в отеле вчера
днем.
- Спасибо, - сказал я. - Меня просто не было в номере весь вечер, и он не
смог найти меня. Наверное, мне лучше самому
подняться к нему. Какой у него номер?
- У мистера Рида номер в "Оушн Тауэр", - ответила она. - 1408-й.
- Отлично, - поблагодарил я ее.
Я дошел до ближайшей телефонной будки; нашел по справочнику телефон
цветочного магазина в этом же отеле и набрал
номер.
- Знаете ли вы, какая трагедия произошла вчера вечером? - спросил я тихим,
печальным голосом. - Жестокое убийство
мисс Арлингтон?
- Читала об этом, сэр, - произнес смущенный женский голос на другом конце.
- Она была моей подругой, дорогой подругой. - Я тяжело вздохнул в трубку.
- Сочувствую, сэр.
- Мне нужна ваша помощь, - продолжил я. - Я хочу, чтобы на ее похороны
прислали цветы. Множество прекрасных
цветов... Я хочу, чтобы мои цветочные подношения были самыми изысканными на
похоронах. Это все, что я могу сделать
для Бланш сейчас.
- Конечно, сэр, мы готовы исполнить ваши пожелания, - сказала она. - Какие
цветы вы хотели бы выбрать?
- Самые красивые и самые дорогие - цена не имеет значения. Они должны быть
просто потрясающими, понимаете? И
можно с надписью - какими-нибудь простыми словам, ну, например: "В память о
девушке, на которой я хотел жениться", и
мое имя - Эмерсон Рид.
- Не беспокойтесь, мистер Рид. - Голос ее на миг дрогнул. - Мы обо всем
позаботимся. Я лично прослежу за
приготовлениями. Думаю, это прекрасно, - голос ее опять дрогнул, - просто
прекрасно.
- Благодарю вас. - Я постарался произнести это с трагическим звучанием. - И
прошу вас, пришлите счет ко мне в номер -
1408-й.
- Хорошо, мистер Рид, - пылко произнесла она. - Ваши цветы будут вспоминать
в Гонолулу очень долго, обещаю вам!
- О цене не беспокойтесь, - тихо напомнил я, затем повесил трубку. По-
моему, Рид заслужил это, так же, как и Бланш
Арлингтон.

Глава 5

Форт-стрит расположена в деловой части Гонолулу, и поставить здесь машину
оказалось делом непростым.
Наконец я как-то втиснулся на своем "додже" между двумя автомобилями и
отправился на поиски конторы Чоя. Она
оказалась совсем рядом, кварталах в двух от того места, где я припарковался.
Увидев вывеску "Магазин подарков Чоя", я
вошел внутрь и, назвавшись, спросил прелестную китаяночку в национальном костюме
с глубочайшим запахом, могу ли
видеть хозяина.
Она ушла, затем вернулась и попросила меня следовать за ней. Я рискнул
пойти на полшага позади нее, чтобы
полюбоваться ее прелестными ножками - при ходьбе юбка расходилась и обнажала их.
Мы прошли через большой торговый
зал к двери с надписью "Только для служащих", миновали короткий коридор и
подошли к двери, на которой красовалась
табличка "Управляющий".
Девушка улыбнулась и сказала, что я могу войти: мистер Чой ждет меня. Потом
она развернулась и засеменила в
торговый зал. Я ощутил чувство утраты, когда ее ножки исчезли из виду. Одно меня
утешало - мысль о том, что я уже
являюсь обладателем настоящих Гавайев в лице Улани, а остальное приложится.
Наверное, потребовалось бы несколько месяцев, чтобы познать Гавайи
китайские, потом Гавайи японские, а потом
португальские, немецкие, испанские.., ну, месяца три потратил бы, не меньше!
Я постучал в дверь, толкнул ее и вошел в кабинет управляющего. Комната
оказалась обставлена со вкусом и, разумеется, в
восточном стиле. За столом белого дерева сидел мистер Чой с вежливой улыбкой на
лице. На этот раз он был в легком синем
костюме.
- Хорошо, что зашли, Дэнни, - произнес Као. - Присаживайтесь.
- А вы неплохо устроились, - заметил я и сел на хрупкий с виду стул
напротив. - Дела, видно, идут недурно?
- Не жалуюсь, - ответил он. - Хотите купить что-нибудь этакое? Могу помочь.
- Как-нибудь в следующий раз, - отозвался я. - Спасибо. Знаете, сегодня
утром я разговаривал с Эмерсоном Ридом, он
приехал в Гонолулу.
- И что? - Его голос оставался таким же вежливым, как обычно, но в темных
глазах появился явный интерес.
- Даже говорить об этом не хочется. До сих пор обидно - это стоило мне
тысячу шестьсот долларов.
Я вышел из игры.
- Причина должна быть действительно серьезной, Дэнни, если вы расстались с
такой суммой! - ухмыльнулся Чой.
- Еще бы! - с горечью воскликнул я. - Попросил Рида рассказать мне о его
деле, а он отказался.
- Только поэтому?
- Да нет, еще из-за того, что напечатали в утренних газетах, - добавил я.
Као медленно кивнул:
- Я тоже читал. Какое несчастье!.. Я не был хорошо знаком с мисс Арлингтон,
но уверен, она не заслужила такой жестокой
смерти.
- И я не был с нею знаком, но убийства всегда принимаю близко к сердцу.
- Да... - неопределенно протянул китаец.
Я достал сигарету и закурил. Чой терпеливо ждал.
- Вчера Вечером вы говорили, что меня может заинтересовать ваше предложение
и вы можете мне заплатить больше
Рида.
- Помню, - кивнул он. - И оно вас заинтересовало?
- Пришлось расстаться с деньгами Эмерсона Рида, - пояснил я. - Хотелось бы
вернуть их так или иначе.
- Понимаю. - Чой снова ухмыльнулся. - Вы уверены, что больше не работаете
на него, Дэнни?
- Конечно. Я в такие игры не играю.
- Что ж, поверю вам. И думаю, вы не будете возражать против того, что мне
потребуется какое-то время, чтобы проверить
вас?
- Был бы просто разочарован, если бы вы не сделали этого, - вежливо
откликнулся я. - Только интересно, как именно вы
все выясните?
- Извините, - Чой покачал головой, - пусть это останется тайной, Дэнни.
Иначе как мне поддерживать мой имидж
восточной таинственности?
- Ладно, - согласился я. - Сколько времени вам потребуется?
- Всего несколько часов. Если все в порядке, уверен, наше предложение вам
понравится. Мы рискуем, но как без этого?
- Собираетесь поговорить с Ларсоном и убедить его в том, что я именно тот,
кто вам нужен? - хмыкнул я.
- Такого человека, как Ларсон, убеждать не приходится. Его нужно ставить
перед фактом - и все!
- Конфуция вы не знаете, Као, - восхищенно проговорил я, - но зато знаете
ответы на все вопросы.
- Не на все, - скромно заметил он. - Например, не знаю, кто убил мисс
Арлингтон.
- Я-то думал, что знаете, - непринужденно сказал я.
- Как я уже говорил вчера вечером, Дэнни, в деле мне импонирует честность!
- Его лицо по-прежнему оставалось
вежливым.
Я встал и направился к двери.
- Спасибо за то, что потратили на меня свое время, Као. Надеюсь, увижу вас
в ближайшее время?
- Разумеется, - кивнул он. - Где вы будете сегодня после обеда?
- В отеле.
- Там и встретимся, Дэнни. И все, что захотите из моего магазина, будет
вашим, только скажите. За исключением, правда,
Сью Тонг, - быстро добавил он.
- А кто такая Сью Тонг? - безучастно полюбопытствовал я.
- Очаровательная молодая девушка, которая проводила вас ко мне в кабинет. -
Он усмехнулся. - Вас выдало выражение
глаз, когда вы вошли ко мне.
Я прошел через магазин и направился к своей машине. По дороге в отель
перекусил в ресторанчике в Вайкики, который
зазывал посетителей вывеской: "Все, что душе угодно, и всего за один доллар
двадцать пять центов!" Разделавшись с семью
блюдами, почувствовал себя намного лучше и решил заглянуть сюда как-нибудь еще.
К себе в ланаи я вернулся около двух часов дня, снова надел купальные трусы
и пошел в бассейн. Яркое солнце, жара
невыносимая, лазурное небо - мне не мешало немного расслабиться, особенно перед
встречей с Улани вечером, да и перед
всем остальным.
Чарли, одетый, как обычно, во все белое, с неизменной вежливой ухмылочкой
на губах, обогнув бассейн, направился ко
мне и спросил, не желаю ли я чего-нибудь. Я заказал очень холодный колинз
<Колинз - алкогольный напиток, готовится из
джина, виски, рома или водки с соком лимона, содовой и сахаром> с ромом. Он
кивнул и ушел.
Мне захотелось искупаться. Я подошел к бассейну, попробовал ногой воду -
она оказалась теплой - и нырнул. Бассейн был
приблизительно тридцати футов в длину. Проплыл быстрым кролем в один конец,
подтянулся и сел на край, слушая, как
возмущенно колотится сердце: такой дикой нагрузки оно не ожидало.
Потом доплелся до ближайшего шезлонга и плюхнулся в него. Чарли принес
спасительный бокал. Я попросил его не
уходить далеко и с наслаждением стал потягивать колинз. Через полчаса,
разделавшись с тремя порциями, я почти лежал в
шезлонге, вдыхал раскаленный от жары воздух и думал, что вот это и есть жизнь...
Потом, нацепив темные очки, закрыл глаза и тут же ощутил резкую боль на
левой щеке, словно ее разодрали в клочья.
- Ну-ка, просыпайся! - раздался решительный голос. - К тебе гости.
Первое, что я увидел, открыв глаза, был длинный ярко-красный ноготь прямо
перед моим носом. Так, с орудием пытки
стало все ясно. Потом разглядел ту, которой принадлежал этот ноготь, и
моментально проснулся. Даже снял темные очки,
чтобы разглядеть ее получше.
Напротив меня стояла высокая блондинка, на ее красивом и надменном лице
было написано нетерпение. На ней был
черный купальник: закры
ый, плотно облегающий фигуру, с широким бантом впереди,
подчеркивающий и без того
шикарную, пышную грудь. Длинные загорелые ноги отличной формы, с крутыми
бедрами, могли свести с ума кого угодно.
- Когда закончишь меня изучать, - спокойно произнесла блондинка, - скажи,
что не так: приложу все силы, чтобы
исправить недостатки моей фигуры.
- Ни одного изъяна, Вирджиния, - признался я. - Фигура что надо!
Она придвинула шезлонг, непринужденно развалилась в нем и пренебрежительно
заявила:
- Дэнни Бойд, не человек, а динамо-машина, - и уже переутомился? А ты
храпел...
- Не шути так, - сказал я и подозвал Чарли, который чуть ли не прибежал как
по сигналу тревоги. Затем сообщил
Вирджинии:
- Я пью колинз. А тебе что заказать?
- В такую жару? - удивилась она. - Алкоголь? С ума сошел, Бойд, точно сошел
с ума! Ладно, так и быть, выпью за
компанию.
Чарли кивнул и удалился. Я достал сигарету, закурил и заметил:
- Тебя нельзя отпускать Одну в таком виде. Украдут!
Она пристально посмотрела на меня поверх темных треугольных очков.
- Твоя неотесанность делает тебя даже привлекательным. Впрочем, так часто
бывает со всем отталкивающим.
- Все дело в моем профиле, - скромно пояснил я. - Покажи мне ту женщину,
которая устоит против такой красоты!
- Да? Даю голову на отсечение, что твой тонкий подход заключается в том,
чтобы изнасиловать девушку до того, как она
посмотрит на тебя.
- Я бы предложил ей завязать глаза, - гордо произнес я. - А у твоих предков
наверняка было потрясающее чувство юмора,
раз они назвали тебя Вирджинией <Вирджиния означает: "дева", "девственница">.
Вернулся Чарли со спиртным, и я с благодарностью отпил немного ледяного
спасительного напитка. Вирджиния Рид
проделала то же самое, потом снова посмотрела на меня поверх очков и сообщила:
- Меня отправили к тебя в качестве парламентера.
Уже догадался?
- Као все проверил и убедился, что я веду честную игру?
- Что-то вроде этого. - Она медленно кивнула. - Так что, если хочешь
участвовать в деле, милости просим.
- А поточнее?
- Либо нас ждет крупный выигрыш, либо ничего.
Решай: мы предлагаем тебе пятую часть.

продолжение можно скачать с сайта: http://www.bookslibra.ru/lib/detect/brn69.rar
Google Bookmarks del.icio.us News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong


Читайте также:

Какой Lost без Джоша Холлоуэя?
Гавайи стали фабрикой генетически модифицированных продуктов
Школьникам из России доверят телескоп на Гавайях
На Гавайях не хотят казино
Дом XXI века на Гавайях
Центр Гонолулу будут кондиционироать централизованно
Курорты Гавайев разрабатывают новый план спасения пляжей
На Гавайях найдена редкая наскальная живопись
Как купить машину ?
Что такое Ломи-Ломи?
Комментарии (15):
супер марио бесплатно 21.07.2011 00:53:19
Автор, а у вас никто записи не тырит? А то у меня заколебали уже - копируют и копируют. И главное, что даже ссылку никто не удосужится поставить.
admin 21.07.2011 01:59:51
Ну так надо на этот случай написать об обязательной ссылке при цитировании..
Dem 21.07.2011 20:43:12
Какое ужасное буржуазное низкопробное чтиво. :)
колонные кондиционеры 23.07.2011 03:06:55
Спасибо за Ваш труд!
частные обявления 27.07.2011 20:35:14
Восхитительно
nt7 28.07.2011 18:40:31
☻.
Bulava 28.07.2011 22:01:22
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ

Решай: мы предлагаем тебе пятую часть.

— Слышал о Перл-Харбор?.[11]

— Конечно. Это тут по соседству.

— Седьмого декабря сорок первого года базу разбомбили, началась война, — продолжала она. — Этот день запомнили многие, особенно военно-морской флот, базировавшийся в Перл-Харбор. Запомнили его и двое гражданских, двое парней по имени Рошель и Дейвис.

— Впечатляет, но все это в прошлом, — перебил я ее. — Какое отношение все это имеет к делу?

— Это начало, — пояснила Вирджиния. — На следующий день эти двое хотели провернуть одно крупное дельце — ограбить банк.

— Продолжай! — Я выпрямился.

— Японцы оказали им неоценимую услугу, о которой они и не мечтали. Когда начали падать бомбы, все добропорядочные жители вышли на улицу, пытаясь хоть как-то помочь: погасить огонь и все такое.

— Ты говорила о Рошеле и Дейвисе, — напомнил я.

— Да, они хотели ограбить банк и быстренько смыться. Все продумали до мелочей: у машины хорошая скорость, в порту ждала моторная лодка. Из банка быстро в порт, потом уходят на моторке, а ее бросят где-нибудь около берега в окрестностях Гонолулу. Но налет изменил их планы.

— Все сорвалось?

— Ничего подобного. Наоборот, все прошло так гладко, что лучше не придумаешь. Началась бомбежка, одна из бомб попала в здание банка и разрушила стену, взрывной волной убило охранника.

— Поэтому двум нашим героям, — продолжил я, — подоспевшим как раз вовремя, не пришлось грабить банк. Оставалось только войти и взять то, что плохо лежало?

— Ты прав, — кивнула она. — К тому же разрушило часть подвала. Они прихватили с собой слитки золота'.

Приехали на машине в порт, погрузили золото на моторку. Парни были в безопасности, разве что в них могла попасть бомба. Если кто-то и заметил их лодку, то наверняка решил, что это спасатели или кто-нибудь в том же роде. Поэтому они благополучно вышли из Перл-Харбор в бескрайний Тихий океан. Бандиты задумали ограбить банк и поживиться несколькими тысячами, а обернулось так, что стали обладателями четверти миллиона в золотых слитках. Нужно было дождаться конца войны, чтобы вывезти золото из Гонолулу, а прошло всего несколько часов с ее начала. Значит, оставалось одно: спрятать слитки в каком-нибудь безопасном месте и дождаться окончания войны.

— Ясно, — вздохнул я, — мы дошли до зарытых сокровищ, помеченных на карте большим крестом.

— Выбор пал на остров Ниихау, — сухо сообщила Вирджиния, не обращая на мои слова никакого внимания. — Это самый маленький и самый удаленный остров в Гавайском архипелаге — чуть больше ста миль от Гонолулу — с коренным населением около двухсот человек.

— Значит, они выкопали яму на острове Ниихау и зарыли золото, нетерпеливо предположил я. — Что потом?

— Дальше вмешалась история. В тот же день у одного японского летчика кончилось горючее и он посадил свой самолет на Ниихау. Гавайцы взяли его в плен и попытались сообщить об этом на соседний остров Кауаи, для чего развели огромный сигнальный костер. Как раз в это время и появились Рошель с Дейвисом. Они выгрузили золото на берег и закопали его без проблем, но, когда вернулись к своей лодке, их уже поджидали островитяне, которые потребовали, чтобы приезжие отвезли японца на Кауаи и сдали его там властям.

— Да, ребята, наверное, здорово удивились, — заметил я. — Только не говори, что они так и сделали и их удостоили наград.

— Испугавшись, парни отказались, — продолжила она. — Не подумали, что, выйдя в море, могли просто сбросить летчика за борт и преспокойно вернуться в Гонолулу. Вместо этого они вытащили револьверы, завязалась перестрелка, Дейвиса убили, а Рошелю удалось смыться на лодке.

Ночь он провел в море, наутро увидел приближающийся военно-морской патруль, снова испугался и затопил лодку. Его подобрали, доставили на берег. Там не поверили в то, что он наплел, и передали его в руки разведывательной службы. Наконец после того, как его личность была установлена, Рошель попал в полицию.

Парня доставили в Штаты. Оказалось, что на него был объявлен розыск сразу в трех штатах за вооруженные ограбления. Бедняга получил пятнадцать лет тюрьмы и отсидел весь срок.

— И как Эмерсону Риду удалось все это узнать? — поинтересовался я.

— Не знаю, — созналась Вирджиния. — В тот вечер, когда Рид рассказал мне всю эту историю, он напился до чертиков. Знаешь, у него были кое-какие связи в отделе по анализу руд и металлов. Может, таким образом он вышел на Рошеля? Как бы то ни было, они решили вместе отправиться за золотом и поделить его пополам. Рид рассказал эту историю, но, когда я начала выспрашивать подробности, сразу, как обычно, стал подозрительным и замолчал И больше ничего никогда об этом не говорил.

— Давно это было?

— Два месяца назад.

— Во всей этой истории с зарытым сокровищем есть одно слабое место, мрачно констатировал я. — Почему никто за все это время не нашел золото?

— Дейвиса убили, Рошеля упрятали в тюрьму на пятнадцать лет. Зачем ему было говорить кому-то о золоте, а?

— А как насчет летчика-японца?

— Через неделю после того, как его поймали, он сбежал и начал терроризировать островитян, набрасываясь на всякого встречного. Один из гавайцев убил его камнем.

— Хорошо. А как насчет островитян, заставлявших Рошеля и Дейвиса взять летчика на моторку?

— Их было самое большее человек шесть. Во время перестрелки убили Дейвиса, а он был американцем. Они наверняка перепугались — знаешь, разбирательство с властями — и закопали его тело где-то на берегу. О случившемся никому не рассказывали, а спустя некоторое время и сами забыли об этом. Понимаешь, если что-то нужно забыть, это забывается быстро, Дэнни.

— А в один прекрасный день к Эмерсону Риду, стоявшему преспокойно на углу улицы, подваливает некий тип и заявляет: «Не хочешь ли четверть миллиона долларов золотом? Все, что от тебя требуется, — это перевезти его на твоей великолепной яхте. Я серьезно, ты можешь доверять мне, потому что я бывший уголовник». И дружище Эмерсон верит каждому его слову? — Я усмехнулся.

Вирджиния беспомощно пожала плечами:

— Я говорила тебе, что не знаю, как познакомились Эмерсон и Рошель.

— Так или иначе, когда он рассказал тебе обо всем, ты поверила, что это правда?

— Решила: почему бы и нет? Бывает всякое.

— А после этого у тебя созревает собственный план действий: ты бросаешь мужа, прихватываешь с собой шкипера Эрика Ларсона и отправляешься прямиком в Гонолулу, чтобы опередить Эмерсона.

— Да, — устало признала она.

— Как ты вышла на Чоя?

— Он сам нас нашел. — Вирджиния усмехнулась. — Као — большой человек в Гонолулу, не забывай. Он знает обо всем, что здесь творится, о всех темных делах. Иногда даже до того, как что-то произойдет.

— Как и сейчас?

— Да. — понуро согласилась Вирджиния. — Он был так вежлив — пришлось взять его в дело, иначе Чой предложил бы то же самое Риду, а от нас избавился бы.

И честно говоря, мне нужен был такой тип, как Као.

Эрик великолепно управляет яхтой, но для остального он не годится.

— Неужели?

— Слушай, ты! — процедила она сквозь зубы. — Моя личная жизнь тебя не касается, Бойд! Это не имеет никакого отношения к делу!

— Да ладно! — дружелюбно кивнул я. — Что теперь?

— Теперь ты в курсе. Участвуешь в деле.

— Не валяй дурака! — рявкнул я. — Что теперь? Все готово, чтобы отправляться за золотом, так почему мы все еще здесь? Чего ждем — ясной погоды?

— Эмерсон не сказал мне одного, самого важного, — с ядовитой слащавостью в голосе произнесла Вирджиния. — Не думала, что ты такой дурак, раз до сих пор не догадался, Дэнни! Он не сообщил мне, в каком месте спрятано золото. Нам известно только, что оно зарыто на острове Ниихау, а это примерно семьдесят две квадратные мили. Хочешь, куплю тебе лопату, и давай копай хоть вдоль, хоть поперек, сколько твоей душе угодно!

— Действительно, дурак, — признался я. — Но план-то у вас должен быть?

— Ну, конечно. Эмерсон знает, где золото, и сейчас он здесь, в Гонолулу. Для того чтобы добраться до Ниихау, ему нужна яхта, которая должна прийти в гавань завтра рано утром. Эмерсон и его яхта нужны нам, поэтому мы ждем, кода они встретятся.

— Разбой? — хмыкнул я.

— Ничего другого не остается, — непринужденно заметила она. — Приходи завтра в десять утра к магазину Чоя, тебя будут ждать.

— Выступаем?

— Военный совет, — уточнила Вирджиния. — Не опаздывай, а то Чой разозлится, он может подумать, что ты ведешь нечестную игру и всего-навсего притворяешься, будто перешел на нашу сторону. — Она ослепительно улыбнулась. — А кому хочется получить нож в спину?!

— Или иметь перерезанную глотку? — вкрадчиво добавил я.

Ее глаза стали вдруг безразличными ко всему, и она монотонно повторила:

— Или иметь перерезанную глотку.
Глава 6

После того как Вирджиния Рид ушла, я постоял под теплым душем. Обычно, принимая душ, я ни о чем не думаю. На этот раз не получалось. Я не поверил бы ни одному слову из того, что услышал, если бы не убийство Бланш Арлингтон. Если Эмерсон Рид говорил правду, когда нанимал меня в Нью-Йорке, то именно Бланш, его бывшая подружка, сообщила ему о том, что жена, сбежавшая от него, и его шкипер находятся в Гонолулу. Из-за этого ее и убили? По телефону она сказала, что ей есть что рассказать мне при встрече.

Что такое она знала, из-за чего пришлось убить ее, чтобы заставить замолчать?

Я не торопясь оделся. Интересно, закопано ли золото на Ниихау на самом деле? Остальные участвующие в этой авантюре считают, что так оно и есть. Ладно, поверю и я. Будучи в хорошем расположении духа, я позволил Вирджинии рассказать мне лишь часть всей этой истории. Остальное либо выдумка, либо оставлено на потом. Может, завтра в десять утра на «военном совете» у Чоя услышу что-нибудь еще. Так или иначе, я немного повеселел: ведь мне снова доведется увидеть Сью Тонг.

Не мешало бы выпить. Пройдя по коридору несколько шагов, я вдруг кое о чем вспомнил и вернулся к себе в ланаи, где вытащил со дна сумки револьвер «смит-и-вессон» 38-го калибра и кобуру к нему. Потом снял пиджак, нацепил кобуру, проверил револьвер, сунул его под мышку и снова надел пиджак. «Так-то лучше», — подумал я, — наверное, сработала мысль о мисс Арлингтон.
* * *

Войдя в бар «Золотой дракон» в начале седьмого, я заказал джин с тоником. Никаких деловых встреч до следующего утра у меня не намечалось и никаких личных свиданий, кроме как с Улани, но это ночью, так что весь вечер был в моем распоряжении. Мне хотелось выпить пару порций джина, потом где-нибудь поужинать и, наконец, посмотреть шоу в ночном клубе — в любом, где есть настоящая гавайская танцовщица, например, подойдет бар «Хауоли».

Я потягивал вторую порцию, когда в бар вошел какой-то тип и пристроился рядом со мной у стойки.

Не скажу, что он занимал много места. Глянув, не болтаются ли на его шее кинокамеры — их не оказалось, — я успокоился. Тип заказал виски со льдом, закурил, вроде бы всем довольный, и вдруг спросил:

— Бойд?

— Да. — Я повернулся к нему. — Это я.

Он был ниже меня, широкоплечий, что никак не вязалось с его ростом. Лысый, если не считать нескольких волосинок на макушке. Лицо смуглое, с черной щетиной — этот тип явно экономил на бритвенных принадлежностях. Один глаз чуть вывернут. Если показывать его маленьким детям, то проделывать это надо постепенно, по частям.

— Мне надо с тобой поговорить, — произнес тип хриплым, сухим шепотом. Дело важное.

— Ну, говори.

— Не здесь. Могут подслушать.

— Мне и здесь нравится, — возразил я. — Восточный интерьер и все такое, да и джин ничего. Ты-то сам кто такой?

— Рошель, — хрипло прошептал он. — Пит Рошель.

Мое имя тебе о чем-нибудь говорит, Бойд?

— Нет, — спокойно ответил я. — А что?

— А как насчет Бланш Арлингтон? Это имя тебе знакомо?

— Встречал в утренних газетах, — осторожно заметил я.

— Да? Оно есть и в вечерних тоже. До сих пор не нашли того, кто ее убил, но нам-то известно, кто убийца, а, Бойд? Тайна, известная нам обоим. Ну что, теперь пойдем куда-нибудь поговорить?

— Нет, — повторил я. — До меня так и не дошло, о чем ты тут толкуешь.

Его скулу рассекал глубокий шрам, дюйма три в длину. Рошель вдруг задергался.

— Бланш была моей девушкой, Бойд, — произнес он сиплым голосом. — Я был без ума от нее, знаешь, как это бывает?

— Нет, — опять сказал я. — Что касается меня, то женщина — это всего лишь женщина, а вот деньги — это да, их можно поместить в банк, например.

— Так, ладно. Ну и сколько Чой заплатил тебе за твою работу?

— Чой? — переспросил я.

— Хватит дурака валять, Бойд! — На его губах появилась страдальческая улыбка, он буквально пожирал меня глазами. — Ты был у Бланш вчера вечером. Наверное, вошел, поздоровался, а потом перерезал ей горло. Чой нанял тебя, можешь не отпираться, я знаю!

— Смотрю, ты слишком много знаешь. Может, тебе известно, почему Чой хотел, чтобы ее убили?

— И это знаю. — Рошель оскалил зубы. Надо сказать, зрелище было не из приятных. — Все очень просто. Он выяснил, что она моя и работает не на него, а на меня.

— А ты работаешь на Рида. Я тоже работал на него еще вчера вечером. Может, именно он и приказал мне убить ее?

— Да, как же! Поверю я тебе! Работал ты на Рида! — рявкнул он.

— Это правда, спроси у него. Я не убивал твою подружку, Пит.

— Ты убил ее! — Шрам на его скуле стал совсем белым и теперь сильно выделялся на смуглом лице. — И никто не убедит меня в обратном. У меня для тебя хорошие новости, Бойд. Ты умрешь точно так же, как она, но медленно, очень медленно и мучительно. По полдюйма — и так пока я не перережу твою глотку от уха до уха!

— Пит, — устало протянул я, — говорю тебе в последний раз, ты ошибаешься. Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Так что сделай одолжение, вали отсюда!

— Обещаю, Бойд, — прошептал он, — тебе не жить!

— Здесь тебе не тюрьма, выбрось дурь из башки! Я тоже могу кое-что тебе пообещать. Не отстанешь, размажу тебя по стене так, что от тебя только мокрое место останется!

— Будешь иметь дело не со мной, Бойд, — процедил он. — В этом городе у меня много друзей. С этой минуты ты не жилец! — Он залпом осушил стакан и, резко развернувшись, вышел из бара.

Я допил джин и пошел следом за ним. Он был уже у входной двери. Я задержался на несколько секунд на тот случай, если он вдруг обернется. Когда же подошел к входной двери, Рошель уже заходил на автостоянку.

Пришлось ускорить шаг. Он садился в машину. Полусогнувшись, я добежал под прикрытием ряда машин до своего «доджа», взятого напрокат. Когда Пит выехал на дорогу, тут же тронулся следом за ним, отставая на две машины.

Минут через пятнадцать мне показалось, что я уже ехал по этой дороге. А еще через пять минут… Так оно и было — дорога вела вверх на скалу, с ее кошмарными серпантинами. Рошель направлялся через Пали-Пасс в бухту Канеоха. Может, он собирался отдать последнюю дань уважения бунгало, в котором жила Бланш Арлингтон? Когда я пошел за ним из бара, то полагал, что он собирается встретиться с кем-нибудь — можно было выйти на убийцу Бланш, — и надеялся, что это кто-то из мне знакомых. Но кого я мог знать так далеко от города?

Ну и черт с ним, решил я, посмотрим, зачем Рошель отправился в такую даль. Впереди показался первый крутой поворот — пришлось целиком и полностью сосредоточиться на дороге.

Когда оставалось преодолеть последние два поворота, чтобы очутиться на самом гребне скалы, все и произошло. Откуда-то сзади неожиданно вырвался свет фар. На миг, когда я проскочил очередной поворот, свет исчез, потом снова появился в зеркале заднего вида.

«Так, — сказал я сам себе, — для них ты уже покойник, Бойд! Дурак! Тебя так просто выманили из Гонолулу! Распарил на солнце последние мозги!» Рошель послужил приманкой — я попался. Его дружки в машине, следующей за моим «доджем», ждали где-нибудь у дороги, пока я проеду. Или ехали за мной с выключенными фарами последние пятнадцать миль. Впрочем, это уже не имело никакого значения, так как впереди меня ждал последний поворот, и на месте Рошеля я бы тоже выбрал для встречи гребень скалы.

Я вовсе не удивился, увидев, как его машина остановилась впереди. Не проскочишь! Я осторожно притормозил, не доезжая до него футов двадцать. Вторая машина остановилась футах в двадцати позади меня, ярко осветив фарами мой несчастный «додж». Я был как на ладони. Они предоставили мне право выбора: могу остаться в машине, и меня убьют, или выйти из нее, и участь моя будет точно такой же.

Идти было абсолютно некуда: по одну сторону от узкой дороги — ущелье, по другую — отвесная скала. Кролику и то негде спрятаться, так что я принял единственно верное в данной ситуации решение: капитан Бойд не покинет своего корабля! Но нужно было срочно придумать, что, собственно, предпринимать. Кто-нибудь из второй машины мог запросто подкрасться ко мне, оставаясь незамеченным из-за ослепительного света. И вдруг меня осенило: а задний-то ход на что?

Я чуть выждал, крепко сжимая в руке свой тридцать восьмой и силясь услышать звук открываемой дверцы позади. Конечно, я не был уверен, что услышу его, если только он или они, выходя из машины, вообще будут хлопать дверцей, не такие же они дураки. Досчитав до двадцати, я так ничего и не услышал и решил, что пора действовать. Включил заднюю передачу, и мой «додж» покатил назад. Потом газанул, мертвой хваткой уцепился за руль и вжался в сиденье.

Раздался выстрел, затем второй, потом чей-то крик.

Я ощутил глухой удар — колеса моей машины явно переехали через что-то, и, наконец, она сильно ударилась о вторую машину. Руль выскочил из моих рук, а меня самого откинуло на него. Скрежет металла, звон бьющегося стекла. Моя машина накренилась. Я открыл дверцу, спрыгнул на землю и тут же опустился на колени, не выпуская из рук револьвера. Пуля просвистела над головой, потом отскочила от скалы. Кто-то продолжал кричать — какой-то странный, холодящий кровь звук на одной ноте.

Заднюю машину развернуло при столкновении поперек дороги, ее передние колеса оказались всего в нескольких дюймах от края ущелья. Я напряг зрение и заглянул сквозь стекло — мне показалось, на переднем сиденье что-то движется. Я метнулся в сторону, и снова прозвучал выстрел. Наверное, парень внутри испугался, что машина может сорваться в пропасть. Так или иначе, он решил выбраться наружу, увы, в этом и заключалась его ошибка. Дверца распахнулась, парень осторожно вышел на дорогу. Его было хорошо видно на фоне светлой машины. Я тут же выстрелил дважды.

Он сначала замер, потом рухнул на землю лицом вниз.

Вернувшись к моему «доджу», я убедился, что машина Рошеля по-прежнему на месте, посредине дороги.

Вопрос заключался в том, оставался ли он сам в автомобиле. Но это несложно было проверить. Я выстрелил два раза подряд — пули отскочили от багажника.

И тут же машина Рошеля с диким скрежетом дернулась с места и исчезла за поворотом. Пит, вероятно, решил, что если кому и суждено погибнуть, так пусть это будут его дружки.

По-прежнему не расслабляясь, я вернулся ко второй машине и заглянул внутрь. В ней было пусто. Я перевернул на спину того парня, которого подстрелил, и рассмотрел его получше. Давным-давно природа потратила много усилий, поработав над его физиономией, а на этот раз мой тридцать восьмой позаботился о его груди. Я постоял некоторое время, глядя на него.

Странно, откуда этот жуткий противный звук, если он мертв? И в этот момент увидел второго, того, кто кричал. Он был еще жив и лежал на дороге футах в пятнадцати от моей машины. До меня наконец дошло, что он и был тем глухим ударом, который я ощутил, когда сдавал назад. Звук становился все громче по мере того, как я подходил ближе к нему. Парень лежал на животе, задрав голову к небу, и выл, как собака Баскервилей. Мне оставалось до него футов шесть, когда вой неожиданно прекратился, будто кто-то щелкнул выключателем, голова раненого тяжело опустилась на землю.

Подойдя к нему, я понял, что произошло, и больше не винил его за дикие вопли. Увидев, что я сдаю назад, он, наверное, решил отпрыгнуть в сторону, но не успел. Колеса переехали его поясницу, повредили позвоночник и превратили живот в сплошное месиво.

Не знаю, как ему удалось прожить еще какое-то время после этого. Я поднял его, перетащил к машине, усадил за руль. Затем поднял второго и тоже посадил на переднее сиденье — пусть будут вместе, хотя уже и не смогут поболтать.

Двигатель завелся сразу. Парень за рулем ничего не имел против, когда я поднял его ногу и поставил ее на педаль газа. Я шагнул в сторону, захлопнул дверцу, просунул руку в открытое окно, включил скорость и быстро отскочил. Машина резко двинулась вперед, зависла на миг над пропастью, затем медленно, как в причудливом сне, начала крениться вниз и вдруг исчезла из виду. Казалось, прошло много времени, прежде чем наконец раздался грохот на дне ущелья.

Я медленно пошел к своему «доджу» и вдруг вспомнил, что прошлой ночью тут на вершине дул сильный ветер. Сейчас же не было ни дуновения. Кого благодарить?

На бампере и крышке багажника моего «доджа» остались вмятины, задние фары были разбиты — вот вроде и все повреждения. Я сел в машину, проехал немного вперед, выбрал место пошире и развернулся.

По дороге в Гонолулу я включил радио — звучала «Песнь островов». Наверное, утешением для двух парней на дне ущелья было то, что не каждому суждено быть погребенным там, где дуют пассаты.[12]
Глава 7

Я сел за тот же столик в углу, к тому же официанту, что обслуживал меня в прошлый вечер.

— Рад вас видеть, мистер Бойд, — пробормотал официант. — Джин с тоником, как обычно?

— Одиннадцать порций, как всегда, — поправил я его и протянул зажатую между пальцами десятидолларовую купюру.

Он ловко вытянул ее и снова улыбнулся.

— Шустрый ты парень, Кемо, — сказал я. — Не ожидал, что мои деньги так быстро сработают!

— Почему бы не постараться за такие чаевые! — отозвался он. — Сейчас принесу ваш джин, мистер Бойд. И не забуду сообщить мистеру Мейзу, что вы здесь, понимаете?

— Конечно, — подтвердил я. — Сколько времени осталось до выступления Улани?

— Минут двадцать.

— Я бы подкрепился немного. Есть что-нибудь для успокоения нервов, например бифштекс?

— Какой разговор! — Кемо приготовил карандаш и блокнот. — Как насчет бифштекса по-гавайски?

— А что, на Гавайях его готовят как-то особенно?

— Ну, перед тем как убить быка, ему на шею вешают леи, — невозмутимо пояснил он. — Мы народ сентиментальный. Поэтому у нас бифштекс нежнее.

Официант напомнил мне о том, что вокруг шеи обнаженного тела Бланш Арлингтон тоже было леи!

— Если уж разговор зашел о леи, — оживленно проговорил я, — скажи, красный гибискус имеет какое-то особое значение?

— Красный гибискус — официальный цветок Гавайев, — обиженно сообщил Кемо.

— Вот как? Пит Рошель заглядывал сегодня?

— Не видел, — качнул он головой. — Я принесу вам джин и закажу бифштекс. Прошу прощения, мистер Бойд. — И отошел от столика прежде, чем я успел задать ему следующий вопрос.

Я закурил и посмотрел на часы. Было пять минут одиннадцатого. Вся ночь впереди, а Дэнни Бойд уже успел постареть лет на десять за последние несколько часов. Я поднял голову — на меня смотрели знакомые светло-голубые глаза. Эдди Мейз выдвинул стул и сел напротив.

— Снова пришли посмотреть, как танцует Улани, мистер Бойд? прошепелявил он. — Польщен.

— Зовите меня просто Дэнни, — предложил я. — У меня такое чувство, что нас с вами связывает много общего.

— Мило с вашей стороны так считать, Дэнни. — Он холодно улыбнулся. — И что же нас связывает?

— Ну… — Я сделал вид, будто обдумываю отрет. — Во-первых, нам обоим нравится смотреть, как танцует Улани.

— Да, — кивнул он, — но в этом все мужчины одинаковы.

— А потом, у нас общий круг друзей, — продолжил я. — Знаете, как говорят: друг моего друга — мой друг. До тех пор, конечно, пока он не попросит у вас взаймы.

— Общие друзья? — Мейз удивленно приподнят брови. — Ну конечно, вы имеете в виду миссис Рид и капитана Ларсона?

— Пита Рошеля, — отрезал я. — Мы со стариком Питом закадычные друзья, даже несмотря на то, что кто-то наплел ему, будто я перерезал горло его подружке!

Мейз покачал головой, и еще несколько тугих кудряшек выбились из его прилизанных волос на лоб.

— Извините, — вежливо произнес он. — Не понимаю вас.

— У нас общий круг знакомых. Как вы сказали, Это Вирджиния Рид и Эрик Ларсон, Као Чой, Пит Рошель.

— Не знаю я никакого Рошеля, Дэнни, — мягко возразил Мейз. — С чего вы взяли?

— Давай, Эдди, — подзадорил я его, — не скромничай, он где-то поблизости. Знаешь, почему я решил, что ты знаком с ним? Потому что он хотел встретиться с Улани, а ты знакомишься со всеми, кто хочет ее видеть, разве не так?

— Зачем же этому Рошелю встречаться с Улани? — вежливо спросил он.

— Сам понимаешь, Эдди, — я усмехнулся, — когда видишь кого-нибудь из родного города, всегда хочется поговорить с ним.

— Если этот Рошель американец, как Улани может быть из одного с ним города? — наивно уточнил он.

— Не прикидывайся дураком, Эдди! Ты говорил, что Улани родом с Ниихау, а Пит Рошель бывал там. Ясно?

Остров произвел на него неизгладимое впечатление, и ему не терпится вернуться туда!

Кемо принес джин с тоником для меня, виски с содовой и льдом для Мейза.

— Ваш бифштекс будет готов через пять минут, сэр, — отчеканил он. — Вы предпочитаете недожаренное мясо?

— Мне нравится с кровью. Если крови недостаточно, может, заставить мистера Мейза перерезать собственную глотку?

— Значит, недожаренный. — Кемо кивнул. — Будет готов через три минуты, сэр. — И он снова исчез.

Мейз отпил виски, его кукольные глаза холодно смотрели на меня поверх бокала.

— Это уже не смешно, Бойд, — прошепелявил он. — Что у вас на уме?

— Ладно, — хмыкнул я. — У меня много чего на уме. Вчера вечером убили Бланш Арлингтон. Пит Рошель уверен, что убил ее я. Ты отправляешь меня к Вирджинии Рид и Ларсону. Ты знал, что Као Чой заодно с ними? Все интересуются Ниихау, а Улани родом с этого острова, и ты глаз с нее не спускаешь, словно отец родной и мать, вместе взятые! И наконец, ты сказал Рошелю, что я убил его девушку, или нет?

— Да, много чего у тебя на уме, Дэнни, — выдавил он ухмылку. Постараюсь ответить на некоторые вопросы. Мне тоже очень жаль мисс Арлингтон, она была очаровательной женщиной. Заходила к нам несколько раз. Появился официант, и Мейз подождал, пока он подаст мне бифштекс. Потом продолжил:

— Кемо сказал мне, что ты выспрашивал его о миссис Рид и капитане Ларсоне. Они часто заходят сюда, и я знаю, что вечера эти двое обычно проводят в баре в «Принсес Каиулани». Думал, смогу помочь тебе, если скажу, где их найти. Относительно Чоя, так его в Гонолулу знает каждый, но я не думал, что он с ними.

— А как насчет Ниихау? — напомнил я. — И Рошеля?

— Ниихау — это остров, откуда родом Улани, — ответил он. — Вот и все. Я уже говорил тебе, Дэнни, ты играешь по собственным правилам, которые мне неизвестны. Насчет Рошеля повторяю: я его не знаю, а раз так, сказать ему ничего не мог. Понятно?

— Может быть, и так, Эдди, — согласился я. — Но если узнаю, что ты врешь и что это ты подставил меня Рошелю, одного выстрела будет достаточно, уверяю тебя!

К столику подошел невысокий официант с грустным лицом, наклонился над Мейзом, прошептал ему что-то на ухо и сразу ушел.

— Прошу прощения, Дэнни, — вежливо прошепелявил Мейз. — Дела. Скажи, понравился ли тебе бифштекс? О счете, как всегда, не беспокойся оплачено. — Он встал и направился к входной двери клуба.

Я принялся за бифштекс — действительно, в меру недожаренный и очень нежный. Вернулся Кемо.

— Бифштекс отличный, — похвалил я. — Просто замечательный!

— Рошель здесь, — шепнул Кемо. — Только что пришел. Ждет Мейза в его кабинете. С ним еще один тип, страшный человек, я знаю.

— И что?

— Может, вам лучше уйти сейчас, мистер Бойд? — Он натянуто улыбнулся. Счет оплачен, как всегда.

Выйдите вон через ту дверь. — Он кивнул на дверь с таинственной надписью «Камее».

— А потом?

— Налево увидите еще одну дверь. Она ведет к черному ходу. Когда начнет танцевать Улани, погасят свет.

Самое время уходить.

— Хорошо, — отозвался я. — Спасибо тебе. Но почему ты решил предупредить меня, ведь у тебя могут быть неприятности?

— Да кинэ. — Он пожал плечами. — По-моему, вы неплохой человек, а Улани нужен друг. И потом вам не нравится мистер Мейз, как и мне. — Он улыбнулся во весь рот. — А еще вы щедры на чаевые, мистер Бойд!

— Чуть не забыл, — сказал я и достал из бумажника еще одну десятидолларовую купюру, которая исчезла в его кармане с той же скоростью, что и первая.

— Я рад, что вам понравился бифштекс, сэр, — сказал официант и удалился.

Через десять секунд свет погас, и меня как ветром сдуло со стула. Я нашел вторую дверь там, где она и должна была быть, по словам Кемо, прошел по узкому коридору к черному ходу и вышел на улицу. Я оставил мою машину перед баром, значит, Рошель наверняка заметил ее и велел какому-нибудь головорезу наблюдать за ней. Пусть стоит здесь, а я пока обойдусь без колес. Я прошел два квартала пешком, поймал такси и отправился в отель «Гавайян-Виллидж».

Добравшись до своего номера, налил себе виски и прилег на кушетку в ожидании Улани. Будет хоть что-то приятное за вечер. Через пять минут в дверь тихо постучали. Было без пятнадцати одиннадцать, значит, это не Улани. От других визитеров ничего хорошего ждать не приходилось. Левой рукой я открыл дверь, а правую держал за спиной, сжимая свой тридцать восьмой.
* * *

В дверях стоял китаец в очках в солидной роговой оправе и дружелюбно улыбался.

— Мистер Бойд? — спросил он.

— Да.

— Извините, что потревожил вас так поздно. Меня зовут Ли — Харольд Ли.

— Отлично, — осторожно заметил я.

— Лейтенант полиции, — добавил он, показывая свой значок. — Можно войти?

Я быстро сунул револьвер в карман брюк.

— Конечно. Прошу.

— Спасибо.

Ли прошел в комнату. Закрыв дверь, я предложил ему присесть.

— Выпьете чего-нибудь?

— Благодарю, как-нибудь в другой раз. — Лейтенант посмотрел на мой бокал, стоявший на столике. — Но прошу вас, не обращайте на меня внимания, мистер Бойд.

Я взял бокал и сел на кушетку. Мы оказались в противоположных концах комнаты и какое-то время молча смотрели друг на друга.

— Я расследую убийство женщины по имени Бланш Арлингтон, — наконец произнес он. — Слышали о случившемся?

— Читал в газетах.

— Вы были с ней знакомы?

— Нет, — я покачал головой, — никогда с ней не встречался.

— Вы абсолютно уверены в этом, мистер Бойд?

— Да, — твердо ответил я.

Лейтенант моргнул, и вид у него был, надо сказать, слегка озадаченный.

— Наверное, произошла ошибка, извините. Но телефонистка этого отеля уверена, что она соединяла вас с мисс Арлингтон вчера вечером.

— А, это! — непринужденно произнес я. — Да, один из моих друзей попросил меня заскочить к ней по приезде в Гонолулу, поэтому я и позвонил ей сразу же, как только приехал вчера. Конечно, я разговаривал с ней по телефону, но никогда не встречал ее.

— Это все объясняет, — решил он. — Надеюсь, Гавайи оправдали ваши ожидания? Хорошо провели вечер?

— Неплохо.

— Вам придется рассказать мне об этом, — вежливо попросил Ли. — Обычно туристы проводят время намного интереснее, чем постоянные жители. Где вы были?

— В центре города. В пяти или шести барах, не помню их названия, разве что бар «Хауоли» — у них отличная гавайская танцовщица.

— Как только выдастся свободный вечерок, обязательно схожу посмотрю, как она танцует, — решил он. — Как зовут вашего друга, который просил вас встретиться с мисс Арлингтон?

— Рид. Эмерсон Рид. Кстати, он сейчас здесь, в Гонолулу, и остановился в этом же отеле — приехал через несколько часов после меня.

— А вы, случайно, не знакомы с человеком по имени Рошель? — продолжил Ли. — Пит Рошель?

— Нет, — ответил я. — А следовало бы?

— Нет, определенно нет, мистер Бойд. — Он улыбнулся. — Это уголовник. А чем вы занимаетесь, сэр?

— Да так, сам по себе: частное сыскное агентство.

— Да? — Он задумчиво кивнул. — И у вас есть лицензия частного детектива?

— Не без этого, — подтвердил я.

— Тогда нас с вами связывает нечто общее. Вы здесь по делу, мистер Бойд, или так, отдыхаете?

— Так, отдыхаю. Знаете, захотелось расслабиться, позагорать, поваляться на солнце, вечером рано в постель. — Я выразительно посмотрел на часы.

— Извините, не подумал, — проговорил Ли и поспешно встал. — Забыл, что уже поздно.

— Ничего. Заходите еще.

Я открыл дверь, лейтенант крепко пожал мне руку, затем вышел в коридор.

— Было приятно с вами познакомиться, мистер Бойд, — сказал он. Сколько вы собираетесь еще пробыть здесь?

— Даже не знаю, — непринужденно пробормотал я. — Может, неделю, а может, всего один день. Вдруг появятся неотложные дела?

— Я бы посоветовал вам остаться здесь еще на несколько дней, — заявил Ли. — Гавайи не узнаешь за два-три дня. По-моему, вам следует задержаться в Гонолулу по меньшей мере дня на три.

— Что же, постараюсь, но не могу обещать, — отозвался я.

— Уверен, вам удастся это сделать, — подчеркнул он. Улыбка медленно сползла с его лица, взгляд из-под очков в роговой оправе стал холодным и слегка высокомерным. — Мистер Бойд, — неторопливо и отчетливо проговорил он, — я настаиваю на том, чтобы вы остались по меньшей мере на три дня.

— Ну, если так, — вяло отреагировал я, — как я могу отказать вам?

— Великолепно! — воскликнул Ли. — Спокойной ночи, мистер Бойд.

— Алоха нуи лоа, лейтенант!

— Ишь ты! — Он остановился. — Вы уже изучили язык, мистер Бойд, и, полагаю, кое-какие обычаи?

— Времени зря не теряю, — огрызнулся я.

— То-то и видно. — Он щелкнул пальцами. — Пушка в кармане брюк сидеть-то неудобно было, да? Без орудий труда обойтись не можете, мистер Бойд, даже во время отдыха? — Ли быстро направился по коридору, не дожидаясь ответа, что меня спасло от необходимости его придумывать.

Я закрыл дверь и налил себе очередную порцию виски. Лейтенант Харольд Ли мне не понравился — не люблю шустряков. Уважаю, конечно, хороших полицейских, но на расстоянии — они начинают действовать мне на нервы, стоит им чуть приблизиться. До сих пор ощущаю дыхание этого типа прямо в затылок.

Наверное, телефонистка запомнила мой звонок Бланш и рассказала об этом полицейским. А может, Рошель решил, что проще натравить на меня фараонов, чем напрягаться самому. А может, тот, кто направил Рошеля по моему следу, надоумил и полицейских.

Как ни верти — дело дрянь. Еще несколько минут назад я подумал, черт с ними со всеми, следующим же рейсом улечу в Нью-Йорк, но лейтенант решил все по-своему.

Я допил виски и пришел к заключению, что с меня хватит проблем. Я на Гавайях, и несколько дней в моем распоряжении. Я включил радио — опять исполняли «Песнь островов». Потом зазвучала «Отправляемся на хукилау!».

— Я попаду в сети раньше всех! — рявкнул я и выключил радио. Из рекламного проспекта мне было известно, что хукилау — это праздники ловли рыбы, но на этот счет у меня были свои соображения. Даже в проспекте не изображено ничего, кроме сетей и множества коротких саронгов и длинных женских ног. Если весь этот праздник устроен ради ловли рыбы, то не проще ли сделать так, как делают все остальные: пойти в магазин и купить пару банок рыбных консервов?
Глава 8

Около полуночи раздался осторожный стук в дверь, и я поспешил открыть ее, а то, не дай Бог, Улани успеет передумать.

— Алоха ауиа оэ! — воскликнул я, открывая дверь.

— Даже так? — холодно произнесла Вирджиния Рид.

Я открыл от удивления рот — сделать что-либо другое был просто не в состоянии. Она вошла в комнату, оставив меня глазеющим на пустую стену напротив.

Наконец опомнившись, я медленно закрыл дверь и, развернувшись, уставился на Вирджинию. На ней было национальное китайское платье — узкое, облегающее фигуру. Между прочим, далеко не все китаянки могут с таким изяществом носить свою традиционную одежду, потому что иначе сложены. Платье облегало мою посетительницу с шеи до колен, и казалось, что она более обнажена, чем днем в бассейне. Вирджиния отставила ногу чуть в сторону юбка распахнулась, открыв великолепную ногу.

— Нравится? — спросила она. — Ты что, язык проглотил?

Прямые волосы, обрамляющие красивое лицо, дымчато-алое шелковое платье, подчеркивающее каждый изгиб и выступ тела — она действительно выглядела привлекательной и желанной, но не была при этом Улани.

— Нравится, — выдавил я. — Что тебе нужно?

Вирджиния пожала плечами:

— Никогда не встречала такого восторженного приветствия. Мне ничего не нужно, я думала, это ты кое в чем нуждаешься. Когда солнце скроется за горизонтом, подумала я, Бойду станет так одиноко! Сегодня днем ты был другим!

— Да, — рассеянно произнес я. — У меня кое-какие неприятности. Знаешь, как у посла, когда заглядывает Хрущев, приглашенный на уик-энд, и спрашивает:

«Как насчет игры в русскую рулетку?»

Как я объясню Улани присутствие в номере Вирджинии? Как отнесется Вирджиния к приходу среди ночи Улани?

Зазвонил телефон. Я с отвращением глянул на него, но он продолжал настойчиво дребезжать.

— Подними трубку! — потребовала Вирджиния. — Кому-то ты сильно нужен!

— Слушаю, — буркнул я.

— Мистер Бойд? — затараторил мужской голос.

— Да, а кто говорит?

— Кемо. Помните, официант из…

— Да-да, конечно, — прервал его я. — Что случилось?

— Они поймали ее, когда она выходила через черный ход, мистер Бойд, Мейз и Рошель. Схватили и отвели в кабинет Мейза. Потом я слышал, как она плакала там, наверное, он бил ее.

— Она все еще там?

— Нет. — Кемо явно волновался. — Они увезли ее, посадили в машину и куда-то уехали. Я так беспокоюсь за нее, мистер Бойд, очень беспокоюсь.

— Да, — сказал я. — Ты не знаешь, куда они поехали?

— Нет. Пытался выяснить, но не думаю, что Мейз кому-нибудь сообщил об этом. Что делать, мистер Бойд?

— Пока ничего, — ответил я. — Конечно, плохо, что ее поймали, но не переживай так сильно, Кемо.

— Не переживать! — закричал он. — Они могут сделать с ней все, что угодно, даже убить!

— Да нет, она в безопасности. Улани нужна им для одного дела. Они не хотели, чтобы я поговорил с ней.

А теперь уверены, что такой возможности у нее не будет. Говорю тебе правду, Кемо. Ей сейчас не угрожает серьезная опасность.

— Если вы так считаете, мистер Бойд, — уныло пробормотал он. — И вы что, ничего не предпримете?

— Не сейчас, — сказал я. — Может, чуть позже.

Поверь мне: она вне серьезной опасности…

Кемо бросил трубку — я не оправдал его ожиданий!

— Ой, как интересно и таинственно! — хрипло воскликнула Вирджиния. — С кем это ты говорил?

— С боссом, — ответил я. — Он постоянно звонит мне, спрашивает, хорошо ли я устроился. Каждый раз, когда звонит, я говорю, что все отлично, но он такой зануда!

— А девушка, которой не угрожает ничего серьезного? — полюбопытствовала она. — Наверное, это твоя младшая сестренка? Он волнуется, как пройдет ее первый день в школе?

— Так оно и есть, — согласился я. — Разве что она уже десять лет как учится в школе, поэтому он так и волнуется.

— Ладно, может, хватит паясничать? — отрезала Вирджиния. — Као весь вечер дергается из-за тебя.

— Поэтому и позвонил в полицию?

— В полицию? — Она нахмурилась. — Опять паясничаешь? Я…

— Да нет, мне не до шуток, — прервал я ее. — И полицейский лейтенант Харольд Ли — самый что ни на есть настоящий! Он совсем не шутил!

— Ли? — переспросила она. — Чего он хотел?

Я вкратце пересказал ей нашу беседу и увидел, что лицо ее стало тревожным. Вирджиния откинулась на кушетке, рассеянно покусывая нижнюю губу.

— Надо выпить, Дэнни. Хоть немного расслабиться.

— Согласен, — отозвался я и разлил виски по бокалам, в то время как она думала о чем-то.

— Где ты был сегодня вечером? — наконец спросила Вирджиния.

— На Пали-Пасс.

— Као так и подумал, — тихо произнесла она. — Рошель?

— И два его дружка.

— Рошель в машине, которая упала в ущелье?

— Нет, — печально ответил я. — Сегодня вечером мне что-то не везет.

— Значит, он опять ищет тебя… — Она вскочила, голос ее снова обрел решительность:

— Бери свой пиджак, Дэнни, тебе нельзя здесь больше оставаться!

— И куда же я пойду?

— Ко мне, — энергично заявила она. — Рошель это так не оставит! Он такой! Будешь сидеть здесь — получишь нож в спину!

— Он пообещал перерезать мне горло, — возразил я. — От уха до уха и медленно, очень медленно.

— Черт с ним, с пиджаком! — взволнованно проговорила она. — Бежим!

— Пиджак уже на мне, — спокойно отозвался я. — Смотри.

— Да? — Вирджиния засмеялась. — Тогда почему ты стоишь на месте?

— Ты иди вперед, встретимся в фойе, у входа.

Она вышла из комнаты. Через секунду раздался стук ее каблучков в коридоре. Лейтенант Ли был прав относительно кармана брюк — в спецкобуре револьверу намного удобнее. Я зарядил его — на Пали-Пасс были израсходованы четыре пули. Потом прихватил зубную щетку на тот случай, если ночь будет длиннее, чем предполагалось.

Я увидел Вирджинию не сразу; оказалось, что она спряталась за швейцаром. Я схватил ее за руку и вытащил на улицу.

— Где твоя машина, Дэнни? — поинтересовалась Вирджиния, переводя дыхание.

— У бара «Хауоли». А твоя?

— Я без машины. Поймаем такси.

— Куда мы поедем?

— Жилой квартал «Гибискус» — это недалеко от центра Вайкики.

Мы ехали минут десять. Дом, в котором жила Вирджиния, оказался длинным трехэтажным зданием Ее квартира располагалась на верхнем этаже. Вид оттуда был просто потрясающим внизу сверкали огни самых дорогих отелей Гонолулу, от печальных силуэтов отеля «Моана» до изящных очертаний элегантного «Ройал Гавайян».

Гостиная была большой, уютной. Насладившись открывающимся видом и убедившись в том, что Рошель не маячит за окном, я устроился в кресле и закурил.

Вирджиния ушла на кухню. Судя по звукам, она взбивала коктейль. Возникло ощущение домашнего уюта. Я ждал, что для завершения картины появится Эрик Ларсон.

В комнату вошла Вирджиния. В руках у нее были бокалы и шейкер.[13]

— «Манхэттен»,[14] — объявила она. — Прошу. Когда шейкер опустеет, приготовлю еще.

— Отлично, — отреагировал я и наполнил бокал. — А Эрик где, дуется в ванной?

— С чего ты взял, что он здесь живет? — резко спросила Вирджиния.

— А разве нет? — вежливо поинтересовался я.

— Я уже говорила тебе, что взяла его с собой, потому что знала потребуется человек, умеющий управлять яхтой. Вот и все!

— Ты меня разочаровала! — воскликнул я. — Мне-то казалось, что ты из-за страсти к нему бросила старика Эмерсона. В воображении рисовались картины одна краше другой: ты и Эрик, длинные страстные ночи на корме. Эрик управляет яхтой, а Вирджиния рядом, у компаса, или что-то в этом духе…

— Заткнись! — злобно рявкнула она.

— Согласись, ты быстро заводишь друзей, — восхищенно заметил я. — Еще сегодня днем уверяла, что понятия не имеешь, как Эмерсон познакомился с Рошелем; все, что ты знала о нем, — это то, что, по словам твоего мужа, они с Дейвисом украли из банка слитки золота в сорок первом и для Рошеля это закончилось пятнадцатью годами тюремного заключения.

— Ты к чему клонишь? — разозлилась Вирджиния.

— А сейчас оказывается, ты уже хорошо знакома с Питом Рошелем! И он так опасен, что мне нужно от него скрываться, иначе под покровом ночи этот уголовник меня прикончит. Ты все знаешь о нем. Даже не удивилась, когда я сказал, что встретил его в одном из баров отеля сегодня вечером.

— Да, я не все тебе рассказала сегодня днем, — заявила она. — И что из этого? Откуда мне знать, можно ли тебе доверять?

— Ну, могла бы мне поверить, глядя на мое честное красивое лицо…

— По крайней мере, то, что я рассказала тебе о Рошеле, — правда. Сам мог в этом убедиться!

— Одно меня волнует. Его на пятнадцать лет отправляют в тюрьму, году в сорок втором. Значит, он освободился в пятьдесят седьмом и только теперь, три года спустя, приехал в Гонолулу за припрятанным золотом.

Что мешало ему приехать сюда раньше? Он что, добирался вплавь?

— Все объясняется очень просто, — ответила она. — В течение пятнадцати лет в тюрьме Рошель жил надеждой на тот день, когда его освободят и он сможет завладеть своим богатством. Он знал, что спрятано четверть миллиона хватит, чтобы прожить в роскоши до конца жизни. Ради этого можно и подождать еще три года, чтобы как следует все подготовить и не упустить добычу в последний момент!

— Может, ты и права, — согласился я. — Но будь я бывшим уголовником, то любым способом добрался бы до Гонолулу, под предлогом, что был здесь когда-то, а может, климат мне нравится, и придумал бы, как обеспечить свое существование.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, придумал бы правдоподобную историю, как был здесь в начале войны, упоминая тех, кто давно уже мертв и не в состоянии уличить меня во вранье. А в этом мире полно таких простаков, как Эмерсон Рид.

Нечестного типа всегда легче обвести вокруг пальца, чем человека честного. — На меня нашло вдохновение — я изобрел абсолютно новый образ жизни, а поэтому увлеченно продолжил:

— Я бы не стал мелочиться. Предложил бы Эмерсону половину вымышленного золота и потребовал бы приличные средства на существование до тех пор, пока мы не отправимся за нашим кладом. Допустим, триста — четыреста долларов в месяц. Потом точно так же обдурил бы еще человек двенадцать. И единственным моим занятием был бы поиск правдоподобных причин, мешающих немедленно отправиться за слитками на Ниихау. Конечно, это не могло бы длиться вечно: кто-то из одураченных охладел бы быстрее, кто-то продержался бы подольше.

Однако при жульнических способностях Рошеля можно было бы разыгрывать их лет десять, а к тому времени деньжат повыкачивал бы уже немало!

— Ты невыносимый тип! — злобно выкрикнула Вирджиния.

— Может, ты путаешь меня с Питом Рошелем?

Представляешь, он сейчас где-то поблизости убивает своих клиентов, чтобы они не отправились на Ниихау.

Как насчет этого?

— По-моему, ты спятил, — устало пробормотала она. — Наверное, мы все спятили, но ты — наверняка.

— Ты права, — воскликнул я. — Я вернул Эмерсону его бабки. Сделай одолжение, малышка, защити меня от меня самого.

— Больше ничего не хочешь? — буркнула Вирджиния.

Я допил коктейль и налил себе еще добрую порцию.

— Если Эрик не живет здесь, то где тогда? — поинтересовался я. — Только не говори, что на закате он уходит в море, проводит там всю ночь, а с восходом солнца возвращается, а то я еще поверю.

— Он снял комнату в одном из отелей в центре. Так дешевле. Каждый из нас живет на собственные средства, а они убывают ежедневно.

— А как насчет Чоя? — спросил я. — Он не дает взаймы?

— Као быстро соображает насчет всего, кроме баксов. Но я уверена, он не даст мне умереть с голода, если дела будут совсем плохи. Наверняка одолжит меня своим дружкам на недельку-другую и пятьдесят процентов заработанного будет отдавать мне.

— Военный совет завтра в десять утра все еще в силе?

— Вроде да. Мы могли бы отправиться на него прямо отсюда.

— Действительно, почему бы и нет? — согласился я. — Уже можно ложиться спать?

— Спальня вон там. — Вирджиния кивнула на дверь.

— Что, одна спальня?

— Одна.

— И кровать одна, да?

— Разумеется.

Я немного подумал.

— Может, мне лучше лечь здесь, на кушетке? Или тебе будет удобнее на полу?

Вирджиния медленно подняла голову, и мне показалось, что в глазах ее вот-вот блеснут слезы.

— Хватит, Дэнни, — тихо попросила она. — Прошу тебя!

— Ладно. Я пошутил.

Она в отчаянии покачала головой:

— Идея казалась такой заманчивой! Я решила, что сама со всем справлюсь. Наконец-то, после двух лет кошмара, могла избавиться от Эмерсона Рида. Думала, проверну это дельце и до конца жизни буду жить припеваючи. Я знала, что Ларсон предан мне и ради меня готов на все. Заодно он бы свел счеты с Эмерсоном. Эрик возненавидел его с самого первого дня работы.

— С Ридом было так трудно ладить? — полюбопытствовал я.

— Ты представить себе не можешь! Жизнь с ним была сплошным кошмаром. Если он не ворчал, не рычал, то подвывал. Больше не встречала подобного вероломного типа! Иногда такое вытворял! — Она вдруг вздрогнула. — Если бы мне пришлось выбирать — провести остаток жизни с ним или покончить самоубийством, я не раздумывая перерезала бы себе горло!

— Неужели он такой уж ужасный, дорогая? — воскликнул я. — Ты просто переутомилась.

Вирджиния глянула на меня почти с жалостью.

— Ты же совсем его не знаешь, — медленно проговорила она. — Думаешь, он просто злобный пес, со всеми этими рыками и подвываниями? Стоит ему лишь заскрежетать зубами, да кто угодно забьется в угол, дрожа от страха! Ты никогда не видел, как собака загоняет зайца? — Она опять вздрогнула. Зрелище не из приятных, Дэнни!

— Оставь свои собачьи истории для детей! — попросил я. — Догадываюсь, что Рид тот еще тип, но ты уж такое напридумывала…

— Знаешь, как он разбогател? — резко спросила она.

— Нет. — Я пожал плечами. — Наверное, разбавлял спиртное водой?

— У него был напарник, — сообщила Вирджиния. — Они вместе занимались контрабандой наркотиков. У того была яхта, а у Рида — связи. Напарник на яхте отправлялся в Карибское море, забирал там товар и доставлял в Штаты. Рисковал именно он. Власти заинтересовались его морскими путешествиями. Эмерсон узнал об этом и сообщил полиции, где можно поймать его сообщника при передаче товара. Тот предпочел покончить жизнь самоубийством, но только не угодить за решетку. А Эмерсон купил за бесценок его великолепную яхту.

— Да, что ни говори, парень не промах…

— Года два он сдавал яхту напрокат, — продолжила она. — Десятидневные круизы для тех, кто мог себе позволить такую роскошь, начиная с алкоголя и кончая женщинами. Белые женщины-профессионалки запросили бы слишком много, поэтому Эмерсон предлагал клиентам мексиканок. Зато ему хорошо за них платили. Когда круиз подходил к концу, он высаживал их где-нибудь на пустынном пляже. Две шестнадцатилетние девушки выбросились за борт.

— Как тебе удалось все это узнать? — удивился я.

— Эмерсон сам рассказывал. — Она улыбнулась. — Хотел рассмешить. Иногда, в порыве безумия, когда ему надоедало меня избивать, говорил: «Почему бы тебе не последовать их примеру?»

— Ну, так или иначе… Теперь ты освободилась от него и сорвешь к тому же большой куш в этом дельце.

— Конечно. — Голос ее дрогнул. — Ты только посмотри на меня! Я ни на шаг не приблизилась к этому проклятому золоту, лишь связалась с такими подонками, как Рошель! Да еще это убийство в придачу! Если мы не прикоснемся к золотым слиткам в ближайшие две недели, придется наняться к Чою, предложив ему семьдесят пять процентов заработка!

— Ну, не так уж плохи дела, дорогая, — попытался я ее утешить. — Может, уже через месяц ты будешь жить в «Уолдорф Тауэрз», выбрасывая из окна десятидолларовые купюры беднякам, толпящимся на улице.

Яхта Эмерсона прибывает сюда утром, да?

— Какая разница! — с надрывом в голосе произнесла Вирджиния. — Ничего не выйдет, я знаю. Все не так, я чувствую, все не так! — Она стукнула кулаком по столу. — Мне никогда не завладеть этим золотом!

— С твоей внешностью тебе незачем волноваться, — успокаивал я ее. Если все рухнет, ты можешь снова выйти замуж, только постарайся подцепить типа с деньгами Рида, но не с его характером и обаянием, ну, какого-нибудь вполне приятного миллионера…

Вирджиния аж заскулила от отчаяния, закрыв лицо руками.

— Что я такого сказал, что?

— Ты! — Она всхлипнула. — Стоишь тут передо мной и говоришь такое! И это после того, как я заплатила сорок долларов за это платье — между прочим, квартирная плата за неделю! — чтобы произвести на тебя впечатление! Пришлось чуть ли не силком вытаскивать тебя из отеля, чтобы привезти сюда! И чем мы тут занимаемся?

Сидим, допиваем последнее, что у меня есть в запасе из спиртного, кстати, оно тоже обошлось мне недешево, — и издеваемся друг над другом…

— Э… э… Вирджиния… — промямлил я.

— Ты! — заорала она. — И ты еще говоришь, что мне незачем волноваться, если все рухнет, могу снова выйти замуж… — Ее глаза зло заблестели. Остается только — как это ты сказал? — подцепить какого-нибудь миллионера? Схватив шейкер, Вирджиния запустила его в стену. Он разлетелся вдребезги. Затем она вскочила и, дрожа от негодования, добавила:

— Ну почему я не могу соблазнить даже такого придурка, как ты? Чем я плоха? Я что, старая? Мне всего двадцать шесть, у меня документы с собой вон в том столе, могу показать!

— По-моему, ты выглядишь на двадцать три, и ни на день старше, честно! — пробормотал я.

— Ну ладно! — завопила она. — Наверное, все дело в этом платье — сорок долларов коту под хвост! От него мы избавимся!

Она дернула застежку-«молнию», затем сняла платье через голову, швырнула его на пол и даже потопталась на нем.

— Теперь никакого платья нет, — задыхаясь, констатировала Вирджиния. Может, все дело в моей фигуре, а? Я что, похожа на толстых теток, выгуливающих своих собачек по Пятой авеню и кряхтящих при каждом шаге?

Ты опять ошибаешься, я еще ни разу не надевала пояс, и грудь у меня не падает, когда я снимаю бюстгальтер!

Одно движение рук — и шелковая комбинация персикового цвета оказалась рядом с платьем у ее ног. Затем руки Вирджинии скользнули за спину. Словно завороженный я смотрел, открыв рот, за полетом бюстгальтера через комнату он приземлился на спинку стула в противоположном углу.

— Видишь? — рявкнула она. — Как в бюстгальтере!

Не опустились ни на дюйм!

И была абсолютно права: ее мраморные груди с розовыми сосками выглядели упругими и высоко поднятыми.

— Ни на дюйм, — покорно повторил я. — Говорю это как истинный знаток женской груди!

— Значит, все на месте, — хрипло произнесла она. — Никакого пояса на косточках, никакого поролона! Так в чем дело? Чем я плоха?

Я приготовился было открыть рот, чтобы ответить ей, но не успел.

— Ладно, — удовлетворенно произнесла она. — Осталось только одно. — И одним резким движением стянула с себя трусики персикового цвета, затем переступила через них, постояла нерешительно какое-то время и наконец пренебрежительно бросила их в серебряную вазу для фруктов, стоявшую на столе.

Я почувствовал себя пятнадцатилетним юношей, попавшим на стриптиз впервые в жизни. Уставившись на Вирджинию, тело которой было просто потрясающим, я так и сидел, раскрыв рот.

Медленно и гордо она повернулась, прошла к двери, ведущей в спальню. При этом ее лицо расплылось в снисходительной улыбке. У распахнутой двери она задержалась, приняв элегантную позу.

— Ну что? — спросила она нежным голосом. — У меня все в порядке?

— Да, — прохрипел я. — Ты самая красивая женщина из всех, кого я когда-либо встречал.

Вирджиния отвела правую руку в сторону и жестом, не допускающим возражений, — любая императрица, даже сама Клеопатра, позавидовала бы! указала на спальню и властно прошептала:

— Значит, иди сюда!

По дороге к кровати я успел подумать о ней и об Улани: такие разные женщины, а подход у них один.

Может, я с рождения такой везучий? Недаром природа наградила меня красивым профилем, да и всем остальным. А может, гавайский воздух так действует на женщин?
Глава 9
Bulava 28.07.2011 22:05:51
Глава 9

Ларсон уже поджидал нас в кабинете Чоя, когда мы с Вирджинией зашли туда в десять часов утра. Холодные голубые глаза по обе стороны от его крючковатого носа злобно уставились на нас. Одного взгляда на Вирджинию было достаточно, чтобы понять, что между нами произошло, и, судя по его реакции, ему это совсем не понравилось…

Као Чой сидел за столом белого дерева с вежливой дружелюбной улыбкой на лице.

— Прошу садиться, — сказал он. — Прекрасное утро, не находите, миссис Рид?

— Просто замечательное! — воскликнула Вирджиния. — Яхта прибыла по расписанию?

— В шесть, — ответил Чой. — Сейчас на заправке.

Я закурил, сел на стул и поинтересовался:

— И как вы собираетесь захватить яхту?

— У нас есть план, — сообщил он. — Простой — все хорошие планы просты, не так ли, Эрик?

Ларсон хмыкнул, не потрудившись открыть рот. Он все еще был поглощен Вирджинией. Не мудрено — в это утро она просто светилась.

— Пожалуйста, расскажи все Дэнни, — попросил Чой. — Он такой любопытный!

— Мы не нуждались в нем ни раньше, ни сейчас! — рявкнул Ларсон. По-моему, ты совсем спятил, Као, раз взял его в дело!

— Не важно, что ты думаешь, — терпеливо возразил Чой. — Рассказывай!

— Команда состоит из трех человек, — мрачно начал Ларсон. — Когда я был шкипером, ребята были те же.

С ними проблем не будет. Они ненавидят Рида так же, как и я, а потому даже обрадуются нашему появлению.

— Отлично, — отреагировал я. — Они знают, где спрятано золото?

— Не будь идиотом! — огрызнулся Ларсон.

— Значит, придется взять с собой Рида?

— Да, мистера Рида мы возьмем с собой, — улыбнулся Чой. — Я позабочусь об этом.

— И вы думаете, он расскажет вам, где спрятано золото? — усомнился я.

— Уверен, — ответил он. — Я могу быть очень настойчивым, Дэнни. После десяти минут общения со мной Рид не только захочет рассказать нам, где искать слитки, но сообщит все, что нам потребуется.

— Ладно, — согласился я. — Вы берете Рида с собой, команда встречает нас с распростертыми объятиями, мы идем прямым ходом на Ниихау и забираем золото. Не хотел бы соглашаться с Ларсоном в чем бы то ни было, но если все так просто, он прав — я вам не нужен.

Чой покачал головой.

— Если бы вы по-прежнему работали на Рида, все было бы не так просто, заявил он. — То, что вы на нашей стороне, а не на его, уже стоит вашей доли золота.

— Такой ответ мне по душе, — сдержанно произнес я. — И что потом?

— К двум часам дня яхта будет готова к отплытию, — сообщил Чой. — В половине третьего мы садимся на яхту с Эмерсоном Ридом и сразу же отчаливаем.

— А затем?

— К восьми вечера подходим к Ниихау. Как вы, вероятно, уже знаете, официально туристы на остров не допускаются. Поэтому нужно будет переждать, чтобы не привлекать внимания. Ночью приближаемся к берегу, высаживаемся, забираем золото и переносим его на яхту.

— И далее?

— Возвращаемся сюда. — Чой пожал плечами. — Я знаю, кому продать золото. Мы избавимся от него в течение двадцати четырех часов после возвращения в Гонолулу.

— А Рид?

— Как только мы избавимся от золота, он может отправиться на все четыре стороны, — спокойно сказал Као. — Рид больше не будет представлять опасности. Если обратится к властям, ему придется признать собственное участие в деле… Да и поверят ли они в такую фантастическую историю?

— А как насчет команды?

— Они ничего не будут знать. Эрик скажет им, что на острове якобы во время предыдущего морского путешествия Рид оставил драгоценности Вирджинии.

Скажет, что Рид сделал это специально, чтобы отомстить ей, — для них это знакомая история. Они согласятся помочь, потому что ненавидят Эмерсона.

— Представьте, даже не думал, что вы такой мягкий человек, Као! — с восхищением заявил я. — Каждый получает подарок и живет счастливо. За исключением Эмерсона. Но он заслужил это. Злодей наказан, хорошие ребята празднуют победу — кино, да и только!

— Не вижу причин для насилия, Дэнни, — небрежно заметил Чой. — Если действовать точно по плану, никто не пострадает. Но не забывайте, могут возникнуть непредвиденные обстоятельства.

— Какие, например?

— Не знаю. Что толку гадать раньше времени, поживем — увидим.

— Хорошо, — кивнул я. — Где встречаемся и когда?

— Вы встретитесь с Вирджинией в два часа дня у входа на причал, найдете яхту. Эрик появится там на десять минут раньше. Если все будет в порядке, команда окажется на нашей стороне, если нет, ваш приход поможет Эрику убедить их. — Он улыбнулся. — Вирджиния рассказала мне, как вам удалось убедить пару приятелей на Пали-Пасс вчера вечером.

— Что было, то было.

— Я буду на яхте в половине третьего, вместе с Ридом, — продолжил Чой. — И мы сразу же отчалим.

— Надеюсь, погода будет хорошей, — заметил я. — Из меня паршивый моряк.

— Может, боги смилостивятся, — поддержал меня Чой. — Если нет, уверен, у Эрика найдется для вас ведро.

— Ага, полное свинца, чтобы привязать его мне на шею, — добавил я.

Вирджиния встала, нервно разглаживая юбку.

— Мне больше ничего не надо делать, Као? — спросила она.

— Ничего, моя дорогая, — отозвался он. — Встретишься с Бойдом в два часа, вот и все, что от тебя требуется.

— Тогда, если ты не возражаешь, я пойду. Мне хочется кое-что успеть сделать перед отплытием.

— Конечно, — разрешил Чой. — Дэнни может пойти с тобой — военный совет окончен.

— Что ж, тогда до скорой встречи, — вставил я.

Мы вышли на улицу.

— Если не возражаешь, Дэнни, — обратилась ко мне Вирджиния, — я бы хотела остаться одна. У меня кое-какие дела. Знаешь, перед этим морским путешествием… Ну, одежда там и все такое…

— Конечно, какой разговор! — откликнулся я. — Увидимся в два.

— Только не опоздай, дорогой, — нежно произнесла она. — Не хотелось бы отправляться в этот круиз без тебя!

Я стоял на тротуаре и смотрел, как Вирджиния удалялась. Когда она скрылась в толпе, я поймал такси и отправился в отель. В фойе кто-то грубо схватил меня за руку, развернув к себе.

— Мне нужно поговорить с тобой, Бойд! — хрипло рявкнул Рид. — Какого черта ты до сих пор торчишь на Гавайях?!

— Мне здесь понравилось. Место чудесное — кокосы гавайские девушки, гитары, одним словом, Гавайи!

— Строишь из себя эдакого шустрого парня? Я знаю, чья это затея с цветами. Думал позабавить всех, а?

— Цветы? — переспросил я невинным голосом.

— Послал эти чертовы цветы на похороны Бланш от моего имени!

— Думал, ты хотел бы отдать ей дань. Она ведь была твоей подругой, разве не так?

Он весь ощетинился, на его вытянутом лице появилась противная ухмылка.

— Хочу кое-что сказать тебе, Бойд. На твоем месте я бы не задерживался тут так долго…

— В самом деле?

— Есть такой Рошель, Пит Рошель, — злорадно произнес Эмерсон. — Он ищет тебя!

— Вот он я.

— Они с Бланш были близкими друзьями, — пояснил Рид. — Очень близкими. Рошель, похоже, думает, что ты убил ее.

— С чего это он так думает? Может, ты его надоумил?

— Этот Рошель опасный тип, — продолжил он. — Жестокий, Бойд! Тебе лучше убраться из Гонолулу, пока ты жив!

— Эмерсон, — серьезно проговорил я, — а правду говорят, что мексиканские девушки любят выпрыгивать за борт в открытое море? А когда контрабанда наркотиков приедается, то один из сообщников обычно кончает жизнь самоубийством, а другой покупает его яхту за бесценок?

— Что? — Лицо его покрылось пятнами. — Ты… — Он занес кулак для удара.

Но я опередил его, резко ударив в солнечное сплетение. Рид скорчился от дикой боли.

— Вон туда, Эмерсон! — отрывисто скомандовал я. — Поговорим.

Я помог ему добраться до ближайшего стула и опуститься. Он плюхнулся, не разгибаясь и обхватив живот руками. Лицо его перекосилось от боли.

— Хочешь, куплю тебе цветы, а, старик? — сочувственно спросил я. Потом поднялся и пошел к себе в номер — пусть Эмерсон посидит, поостынет.

Нужно было побриться, переодеться во что-нибудь подходящее для морской прогулки. Приняв душ, я надел халат и направился к шкафу, чтобы подобрать одежду. И уже коснулся ручки, когда в дверь вежливо постучали.

Ну просто удивительное утро встреч со старыми приятелями! Первым был Эмерсон Рид, который теперь корчится внизу, а кто следующий? Оказалось, Харольд Ли собственной персоной.

— Алоха какахиака! — Он улыбался во весь рот.

— Алоха. Опять вы?

— Можно войти? — Глаза его радостно поблескивали.

— Прошу. — Я пропустил его в комнату, закрыл дверь и оглянулся, ощутив всей кожей близкое присутствие полицейского.

— Сегодня утром у бара «Хауоли», — вежливо начал Ли, — обнаружили поврежденную машину. Как удалось установить, именно вы брали ее напрокат, мистер Бойд.

Правильно?

— Ну, если вы так говорите, — буркнул я.

— Произошла авария, мистер Бойд, — решительно продолжал он, — а вы не сообщили о ней!

— Ну, знаете, как бывает. — Я улыбнулся. — Какой-то болван врезался в машину, когда она стояла возле бара. Я решил, что полицию беспокоить не стоит. Собирался позвонить туда, где брал машину напрокат.

— В полицию не сообщили — это нарушение, — печально констатировал он.

— Собираетесь арестовать меня?

— Думаю, не стоит, мистер Бойд. — Ли покачал головой, будто не был до конца уверен. — Вы здесь приезжий, не хотелось бы портить вам отдых.

— Ну спасибо! — воскликнул я.

— Вчера вечером произошла еще одна авария, — продолжил он, — более серьезная. В ущелье Пали-Пасс обнаружили машину, двое убить;.

— Да, мало приятного, — заметил я. — Не хотелось бы оказаться на месте тех двоих…

— Машина загорелась, когда разбилась о дно ущелья, — пояснил лейтенант. — От нее почти ничего не осталось, как и от Тех двоих, которые находились в ней. Но среди пепла обнаружили нечто интересное — оказалось, что одного из них застрелили до того, как произошла катастрофа. Мы нашли пулю.

— Действительно интересно, — согласился я, стараясь не уступать ему в вежливости.

— Где вы были вчера вечером, мистер Бойд? Около половины восьмого?

— В центре, — быстро ответил я. — Пил…

— В одном из баров, — закончил за меня Ли. — А названия не запомнили, только «Хауоли», да?

— Вы абсолютно правы!

Он вытащил из кармана шелковый платок и начал методично протирать стекла очков.

— Не уверен в вас, мистер Бойд, — задумчиво произнес Ли. — Наверное, лучше быть с вами откровенным. Может, мы смогли бы помочь друг другу?

— Всегда помогай людям — наставлял меня мой старик, — весело отреагировал я.

— Я встречался с вашим приятелем — Эмерсоном Ридом, — сообщил мой собеседник, продолжая протирать очки. — Он очень хорошо знал мисс Арлингтон и сильно переживает ее смерть. Вы говорили, мистер Бойд, что Рид попросил вас навестить ее, как только приедете в Гонолулу. Он считает, что вы ездили к ней в тот вечер, когда ее убили.

— Интересно, почему это Рид так решил? — пробормотал я.

— Вы были там, он уверен. — Ли чуть помедлил. — Говорит, что нанял вас и поручил найти его жену, которая сбежала от него со шкипером. Он отправил вас сюда, потому что мисс Арлингтон сообщила ему, что видела их здесь. А также утверждает, что вчера утром вы говорили ему, будто были у нее в тот вечер, но она якобы была уже мертва, и вы не стали звонить в полицию. Вы действительно нашли его жену и ее любовника, но после этого были с ним очень агрессивны, отказались работать на него, даже не объяснив почему.

— Ну, Эмерсон! — произнес я. — Ну и воображение у него!

— В качестве доказательства Рид показал мне ваш чек на тысячу шестьсот долларов — вы вернули ему те деньги, которые он заплатил вам в качестве аванса. Мистер Рид был откровенен. Он сказал, что нанял вас в Нью-Йорке, так как слышал о вашей репутации безжалостного сыщика, игнорирующего законы. И считает, что только одна из двух причин могла заставить вас так неожиданно отказаться от денег: либо его жена и ее любовник заплатили вам больше, либо это они убили мисс Арлингтон, а вы нашли доказательство их вины и хотите их шантажировать. Повторяю, — он улыбнулся, — мистер Рид был очень откровенен со мной.

— Да, — протянул я. — В последний раз, когда мы с ним встречались, он корчился от боли в желудке. Теперь знаю почему — его богатое воображение довело его до повышенной кислотности желудочного сока.

— Значит, вы отрицаете всю эту историю, мистер Бойд? — вежливо спросил Ли.

— В данный момент — да, — ответил я. — Может, позже и передумаю.

— Мистер Рид был настроен решительно…

— Послушайте, — перебил я лейтенанта. — Раз уж мы раскрываем все карты, сообщаю: я не убивал Бланш Арлингтон. Мне просто незачем было ее убивать, и я определенно не шантажирую ни Вирджинию Рид, ни ее дружка. Мне наплевать на то, что говорит Эмерсон Рид. Это всего-навсего доказательства, основанные на слухах, если выражаться языком официальным, вот и все. Судом они не принимаются. Рид заявляет, будто я говорил ему, что обнаружил тело Бланш? Сказал бы лучше, что я заявил об этом во всеуслышанье!

— Вы знакомы с человеком по имени Рошель? — вдруг задал вопрос Ли.

— Слышал о нем, — осторожно признался я. — А что?

— Те двое, что погибли во время дорожной катастрофы вчера вечером, были его приятелями, — пояснил он. — Рошель был очень дружен и с мисс Арлингтон.

— Может, он и убил ее?

— У него преотличное алиби, иначе я непременно согласился бы с вами. Говорят, он считает убийцей вас и хочет вам отомстить.

— Говорят также, что полиция не доверяет мне, — съехидничал я, — только не могу в это поверить.

— Ладно, — произнес Ли. — Вы убеждены, что больше ничего не хотите рассказать мне, мистер Бойд? Неофициально, конечно.

— Да нет, пока ничего…

— Спасибо, что нашли время побеседовать со мной, мистер Бойд. — Он направился к двери. — Жаль, что не хотите сотрудничать со мной.

— Вы хотите от меня услышать, что это я убил Бланш Арлингтон, хотя на самом деле этого не делал?

Ли вышел в коридор, ничего не ответив. Я закрыл за ним дверь, потом закурил и решил, что не удивлюсь, если, вырыв яму на Ниихау, увижу там Харольда Ли, сидящего на золотых слитках с вежливой ухмылкой на лице. Потом вспомнил об одежде, вернулся к шкафу, открыл его и глазам своим не поверил может, я открыл ящик Пандоры? Оттуда неподвижно смотрели полные укоризны глаза, а затем на меня упал труп. Я опустил его на пол. Все это напоминало ночной кошмар. Обнаженный труп мужчины. Вокруг шеи — леи из красного гибискуса. Горло перерезано от уха до уха. Вся грудь залита кровью. Наверное, он не поверил мне, когда я сказал, что Улани не угрожает смертельная опасность, и отправился на ее поиски.

Это был Кемо. Хороший официант и неплохой малый — бар «Хауоли» будет без него другим. К тому времени, когда я разберусь с этим баром, там наверняка все будет выглядеть иначе. Но ему придется подождать — сначала небольшая морская прогулка…

Единственное, что делает меня сентиментальным, так это шелест денег, хотя шелест юбок тоже неплох… Что касается Кемо, жаль, конечно, беднягу, но его черед придет только после золота.

Меня волновало одно: как быть с телом? Минуты две я пытался придумать что-нибудь, потом взял необходимую одежду и засунул тело обратно в шкаф. Что еще оставалось делать?
Глава 10

Я надел тенниску, легкие брюки, нацепил кобуру с тридцать восьмым и накинул на плечи ветровку. За один доллар и двадцать пять центов съел все, что в меня влезло, потом поймал такси и отправился к пирсу. Небо было безоблачным, ярко светило солнце — вполне подходящая погода для разбоя.

В пять минут третьего появилась Вирджиния в темных очках, черной шелковой блузе и узких брючках — любой пират позавидовал бы бахроме на штанинах. Она тащила огромную плетеную сумку, будто собиралась в длительное, возможно кругосветное, путешествие.

— Привет — улыбнулась Вирджиния, подойдя ко мне. — Ты готов?

— Конечно. Ты не знаешь, где яхта?

— За мной, моряк! — воскликнула она. — Эрика не видел?

— Еще нет. Я приехал минуты две назад.

— Должно быть, Эрик уже на яхте. Надеюсь, он все уладил.

— Надеюсь, — согласился я. — Пойдем.

Минут десять ушло на поиски яхты. Она преспокойно покачивалась у причала рядом с заржавевшим южноамериканским грузовым суденышком и на его фоне выглядела еще более элегантной. В лучах солнца ярко светились золотые буквы ее названия: «Гибискус». Да, пустяковая торговля наркотиками была далеко не пустяковым делом — яхта стоила не меньше четверти миллиона.

Мы постояли на причале, любуясь судном. Вирджиния сильно сжала мою руку:

— Я не вижу Эрика, а ты?

— Вообще никого, — подтвердил я. — Давай поднимемся на борт.

— Может, ему не удалось перетянуть команду на нашу сторону? взволнованно предположила она. — Не лучше ли подождать Као здесь?

— Ну и чем Као Чой лучше меня? Тем, что у него магазин на Форт-стрит? обиженно пробурчал я. — Сами во всем убедимся.

По трапу мы поднялись на палубу яхты. Я расстегнул «молнию» на ветровке, чтобы в случае чего можно было выхватить револьвер. Постояли, оглядываясь вокруг. Внезапно распахнулась дверь рулевой рубки и появился Ларсон. Увидев нас, он оскалил зубы:

— Все в порядке! Ребята на нашей стороне!

— Великолепно! — Вирджиния облегченно вздохнула.

— Теперь нам остается только подождать Чоя, — сказал я. — Почему бы пока не выпить?

— Прошу, — отрезал Ларсон. — Бар в салоне.

— Позовите меня, шкипер, когда на горизонте появится золото, — попросил я. — Бойд сегодня вечером станет богачом!

Ларсон хмыкнул и отправился к рулевой рубке. Мы прошли в салон. Вирджиния открыла бар, а я устроился поудобнее на кожаном сиденье.

— Да, всем яхтам яхта, — заметил я, когда Вирджиния начала готовить спиртное.

— Тоже ничего лучше не видела, Дэнни, — согласилась она. — И камбуз что надо. У владельца отдельная каюта, еще две каюты для шкипера и для гостя.

Команда размещается на носу. Машинное отделение на корме. Так что с яхтой все в порядке, мистер Бойд.

Только вот владелец…

— Да, владелец… — Я взял бокал из ее руки. — Ну что, выпьем за его жалкое поражение?

— Вот за это я выпью, — сказала она и немного отпила.

Мы пропустили по бокалу, налили по второму. Если вот это и есть разбой, а все остальное пойдет так же гладко, то я согласен быть пиратом: сиди распивай себе виски!

Когда на дне моего бокала остался всего глоток, в салон вошел Као Чой.

— Рад, что все идет по плану, — вежливо произнес он. — Не хотел бы беспокоить вас, Дэнни, но мне потребуется ваша помощь.

— Всегда готов. — Я встал. — Что от меня требуется?

— С минуты на минуту появится Рид. Как только он поднимется на борт, приведите его сюда.

— Идет, — весело согласился я. — Он будет один?

— Скорее всего, да, — ответил Чой. — Но наверняка при револьвере, поэтому вам лучше обезоружить его, а то он еще разволнуется, начнет стрелять.

Я подошел к двери салона и стал ждать появления Рида. С моего места хорошо просматривались трап и причал. Минуты через три я увидел, что по причалу мчится Рид. Если бы Чой носил на голове тюрбан, он мог бы неплохо заработать на жизнь, предсказывая будущее.

Как только Рид шагнул с трапа на палубу яхты, я вышел из салона, держа в руке свой тридцать восьмой.

Заметив меня, он явно глазам своим не поверил и оцепенел. Волосы его поднялись дыбом, а из глубины горла раздались какие-то кудахтающие звуки.

— Давай, Эмерсон, проходи, не стесняйся! — сказал я. — Тебя ждут. — И нацелил револьвер прямо в его солнечное сплетение.

Ему ничего не оставалось, как подчиниться. Перед тем как пропустить Рида в салон, я обыскал его и вытащил из брюк автоматический пистолет 38-го калибра.

— Скажи Ларсону, что мы можем отчаливать, дорогая, — обратился Чой к Вирджинии.

Она юркнула за нашими спинами на палубу, а я подтолкнул Эмерсона в салон, наставив револьвер ему в поясницу.

— Добро пожаловать, мистер Рид, — вежливо произнес Чой. — Почту за честь, если вы составите нам компанию в морской прогулке.

— Какого черта! — прорвало наконец Эмерсона. — Что вы делаете на моей яхте? Я требую…

— Вы ничего не можете требовать, — спокойно возразил Чой. — Яхта теперь наша, а вы здесь только гость.

— Разбой! — завопил Рид. — Не что иное, как самый настоящий разбой!

— Успокойтесь, Эмерсон, дружище! — вмешался я.

Но он ничего не хотел слушать. Мне пришлось садануть его ребром ладони по плечу. Он отлетел в противоположный угол и приземлился на кожаное сиденье.

Палуба под ногами начала слегка подергиваться — запускали двигатели. Я бросил пистолет Рида Чою. Он поймал его и сунул к себе в карман.

— Скажите, как вам удалось убедить его прийти на яхту именно тогда, когда нам нужно?

— По телефону китайцев сложно различать, — улыбнулся Чой. — Я позвонил ему из телефонной будки и сказал, что звонит лейтенант Ли, а затем сообщил, что якобы неизвестные попытались захватить его яхту. Я попросил его прийти сюда, чтобы он помог опознать их.

— Неплохо придумано, — похвалил я Као. — А если бы он сначала позвонил в полицию?

— Ну, — буркнул тот, — с таким темпераментом, как у него, это было маловероятно.

— Вы оказались правы, — сказал я. — Но рисковали.

— Рид здесь, а остальное уже не важно, — заметил Чой. — И мы уже в пути.

Я глянул в иллюминатор — расстояние между яхтой и причалом увеличивалось. Двигатели набирали обороты, вибрация под ногами усилилась.

— У вас этот номер не пройдет! — рявкнул Рид. Он с трудом сел и уставился на нас налитыми кровью глазами. — Остаток жизни вы проведете в тюрьме, вы все!

— Тяжело предсказывать будущее — оно так туманно, — философски заметил Чой. — Может, вам лучше позаботиться о своем настоящем?

— К чему вы клоните? — фыркнул Рид.

— Мы направляемся на Ниихау, — пояснил Чой. — А вы покажете нам то место, где спрятано золото Рошеля.

— Вы совсем спятили, если решили, что так и будет! — Рид презрительно рассмеялся. — Или полагаете, что я уже выжил из ума?

— Надеемся на ваш разум, мистер Рид, — спокойно отозвался Чой. — На ваш здравый смысл. В настоящий момент вы наш пленник и останетесь им столько, сколько я захочу. Я не могу гарантировать, что вы получите какую-либо долю, но, если покажете место, где находится золото, обещаю, что вам не причинят зла и вы вернетесь в Гонолулу целым и невредимым. То же самое касается и вашей яхты.

— Благодарю! — рявкнул Рид.

— Предположим обратное, — невозмутимо продолжал Чой. — Мы зашли так далеко, что никто из нас не собирается отступать. Тогда мы получим от вас сведения другим путем. А это может быть болезненно.

— Не запугаете! — огрызнулся Эмерсон.

— Уж об этом не беспокойтесь, — хладнокровно произнес Чой. — Я человек терпеливый, мистер Рид, и готов подождать до Ниихау. Но если к тому времени вы не скажете мне, где спрятано золото, тут уж не обойтись без насилия. Глаза Као на миг блеснули, он перешел на шепот:

— А кто хочет остаться слепым, мистер Рид? Или быть кастрированным? Или даже остаться уродом?

В салон влетела Вирджиния.

— Мы только что вышли из гавани, — сообщила она. — Идем к цели! — Она глянула на Рида, и уголки ее рта скривились. — Ну, что скажешь, сладкоречивый Эмерсон? Перехитрили хитреца?

— Заткнись! — взвыл тот. — Я на тебе места живого не оставлю, как только представится такая возможность!

— Слишком поздно, малыш, — весело откликнулась Вирджиния. — Если кого-то и отделают как следует, так в первую очередь тебя!

— Скажи Ларсону, что я хочу его видеть, и чем скорее, тем лучше, бросил Чой через плечо. — Тебе хватит времени для торжества, когда золото будет у нас в руках.

— Хорошо, — уныло пробормотала она. — Просто я обрадовалась, что мы уже в пути. Пойду скажу Эрику, что вы хотите его видеть. — И она вышла.

— Как насчет Рида? — обратился я к Чою. — Хотите, чтобы я его связал или что?

— Он обезоружен, — презрительно фыркнул Као. — Что сможет сделать? Не выпрыгнет же за борт.

— Ладно. — Я пожал плечами. — Хотел чем-нибудь помочь.

Вошел Ларсон. Мне показалось, что в салоне сразу стало намного меньше места.

— Хотели меня видеть? — отрывисто рявкнул он.

— Все в порядке? — поинтересовался Као.

— Лучше не бывает, — отчеканил Ларсон. — К восьми вечера будем возле Ниихау.

— С командой никаких проблем?

— Нет. — Эрик усмехнулся, глянув на Рида. — Разве только насчет его. Лучше держите его здесь. Если он выйдет на палубу, они выбросят его за борт на съедение акулам!

— Судно осмотрели? — продолжил Чой.

— За кого вы меня принимаете, черт побери! — огрызнулся Ларсон. — За сопливого неопытного юнгу?

Разумеется, я все проверил — от носа до кормы. Топлива хватит миль на сто пятьдесят, продуктов на неделю, даже больше. Не о чем беспокоиться, Чой.

— Вы меня не так поняли, — возразил Чой, не теряя самообладания. — Я имею в виду, обыскали ли вы судно?

— Зачем? — Ларсон тупо уставился на него. — В команде всего три человека, все они находились в своих кубриках, когда я пришел.

— Так вы не обыскали судно? — заволновался Чой. — Тупица! Вам не пришло в голову, что на борту может быть еще кто-либо, кроме экипажа?

— Ну, я… — промямлил Ларсон, густо покраснев. — Если кто-нибудь еще есть на борту, то это можно выяснить и сейчас.

Неожиданно дверь в салон распахнулась настежь и громадный тип в легком сером костюме загородил весь дверной проем. Его жесткие черные кучеряшки растрепались, а кукольные глаза невинно поблескивали. В руке он держал револьвер «магнум-357».

— Малейшее движение, — прошепелявил Эдди Мейз, — и вы все покойники!

Никто не сдвинулся с места, не шелохнулся. Мейз вошел в салон, за ним появился второй тип. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы возникло непреодолимое желание закрыться в шкафу вместе с Кемо и там оставаться. Это был Пит Рошель, с противной ухмылочкой, вполне подходящей к его уродливой физиономии.

— Ну, — хрипло прошептал он, — похоже, у вас тут вечеринка?

— Достань свою пушку, Дэнни, — приказал Мейз. — И отдай ее Питу, рукояткой вперед.

Я сделал так, как было велено: медленно вытащил свой револьвер из кобуры и, взявшись за дуло, протянул его Рошелю.

— Мой пистолет у Чоя! — взвизгнул Эмерсон Рид. — У него в кармане.

— Возьми его, Пит, — прошепелявил Эдди. — И посмотри, может, у него есть еще какое-нибудь оружие.

Рошель направился к Чою и обыскал его с головы до ног. Из кармана пиджака он достал пистолет Рида, а из кармана брюк — другой. Эмерсон вскочил, подбежал к Чою и встал напротив него, заглядывая в лицо.

Потом наотмашь ударил китайца по лицу.

— Удивлен? — зарычал он. — Думаешь, я такой идиот, поймаюсь на твой звонок? Паршиво все придумал, Чой! Я еще вчера вечером знал обо всем, что вы задумали! Эдди и Пит были на яхте уже в одиннадцать утра — неплохо устроились в носовом кубрике. — Он еще раз ударил Чоя. — Насилие! передразнил Рид Као. — Могу ослепнуть, ты сказал? Кастрировать меня решил? Изуродовать? Теперь твоя очередь задуматься об этом!

Као достал шелковый платок из нагрудного кармана пиджака и приложил к разбитой губе, лицо его ничего не выражало. Рид резко развернулся и уставился на Ларсона, который стоял с беспомощным удивлением на лице.

— Ты! — Эмерсон захихикал. — Ничтожество! Команду тоже предупредили. Они ждали, когда ты заявишься на борт, и с трудом сдерживались, чтобы не расхохотаться тебе в лицо, когда ты подбивал их на дело!

— Мистер Рид, — безучастно произнес Эдди Мейз, — что с ними делать?

— Ларсон пусть поработает в машинном отделении, — ликующе распорядился Рид. — Пусть потрудится под чутким руководством. Чоя можно отправить на камбуз, пусть там приносит пользу — приготовит что-нибудь. — Он усмехнулся. — Ты хороший повар, не так ли? Все китайцы умеют готовить, правда?

— А с Бойдом что делать? — спросил Эдди.

— Он мой, — просипел Рошель. — Давно жду этого момента! Я отплачу ему за все: за Бланш, за тех двоих на Пали-Пасс. Очень медленно отплачу — пусть помучается, прежде чем умрет!

— Не сейчас! — отрезал Рид. — Он может еще пригодиться. Заприте его с остальными.

— Минуточку! — возмутился Рошель. — Он заслужил кару, и никто не остановит меня…

— Я сказал — позже! — рявкнул Рид. — Бойд никуда не денется. Ему некуда бежать. Думаешь, я защищаю его? — Он приблизился ко мне, его вытянутое лицо перекосилось в злорадной усмешке. — Этот напыщенный индюк, подглядывающий в замочные скважины, надул меня, оскорбил, даже ударил! — Глаза его злобно блеснули, Эмерсон вдруг со всего маху врезал мне в солнечное сплетение. Вот так, — довольно проговорил он.

Я начал оседать, согнувшись пополам, все внутренности будто обожгло, в легких не было воздуха.

— Больно? — полюбопытствовал Рид, наблюдая за мной. — Дышать хочется, Бойд? А не можешь! — Он сочувственно покачал головой. — Давай помогу. — И наотмашь ударил меня по горлу.

Я решил, что это конец.
Глава 11

Открыв глаза, я встретил тревожный взгляд Вирджинии.

— Ты в порядке, Дэнни? — спросила она.

— Вроде живой., - просипел я. — Только горло чертовски болит.

— Когда открыли дверь и швырнули тебя сюда, я подумала, что ты мертв.

Надо мной склонилось красивое лицо, длинные прямые волосы приятно защекотали щеку.

— Алоха ануа оэ, Дэнни, — прозвучал где-то рядом нежный голос.

— Улани! — воскликнул я. — Ну конечно, они прихватили тебя с собой!

— Не разговаривай, ино алоха, — сказала она. — Отдыхай, приходи в себя.

— Я уже в порядке, — произнес я и с трудом сел.

Потом осторожно поднялся и выпрямился. Если не считать боли в животе и в горле, то со мной действительно все было в порядке. Главное, что Рид не расшиб мне лицо и мой профиль не пострадал. Я закурил, наблюдая за тем, как Улани легко встала с колен.

На ней было яркое платье-саронг, и, как все на ней, оно смотрелось потрясающе.

— Что мне известно, — проговорила Вирджиния, — так это то, что Мейз зажал мне рот рукой, чтобы я не вопила, затем притащил сюда и швырнул на пол. Наверное, он обо всех так же позаботился? А что случилось с тобой?

— Мейз и Рошель, — объяснил я. — Все было подстроено заранее. Рид знал о блестящем плане Чоя, поэтому эти двое спрятались в носовом кубрике еще утром. А команда вовсе не перешла на нашу сторону с радостными воплями. Ребята только сделали вид, что Эрик их убедил.

— Господи! — воскликнула Вирджиния и плюхнулась на шикарную огромную кровать с витиеватой белой спинкой и подушкой в виде огромного лебедя. — Это все, Дэнни! Прощай, золото, прощай, «Уолдорф Тауэрз»!

— Прощай мы, — добавил я.

— Вот что мне в тебе нравится, дорогой, — заметила она, — так это твое потрясающее чувство юмора!

Успокоил бедных девушек, ничего не скажешь!

Я снова посмотрел на Улани.

— Что произошло вчера вечером? — поинтересовался я. — Мейз увидел, что ты уходишь, и остановил тебя? Он и Рошель увезли тебя из бара «Хауоли»?

— Аэ. — Она кивнула. — Привезли меня к Рошелю — место не из приятных, Дэнни. Заперли в комнате на всю ночь. Он плохой человек, этот Рошель.

Он бил меня.

Она повернулась ко мне спиной, расстегнула платье и обнажила рубцы на своей нежной коже.

— Это сделал Рошель? — уточнил я.

— Ему нравится делать людям больно, Дэнни, — объяснила Улани, натягивая саронг и поворачиваясь ко мне лицом. — Он похож на безумное животное. Я боюсь его.

— Понимаю, — кивнул я. — А что насчет Кемо?

— Кемо?

— Да, кто убил его?

Ее глаза вдруг наполнились слезами.

— Кемо мертв? — прошептала она. — Я не знала об этом. Он был тоже с Ниихау и пытался меня оберегать.

Как жалко! — Улани тихонько всхлипнула.

Я потянулся за сигаретой и огляделся.

— Черт, мы где?

— Это отдельная каюта Рида, — устало сообщила Вирджиния, закрыв глаза. — Изысканный вкус Эмерсона налицо, не правда ли? Все рассчитано на то, чтобы у девушки дух захватило, когда она войдет сюда в первый раз, а когда сможет дышать свободно, то будет уже слишком поздно, ее соблазнят. Рид, правда, не учел одного.

— Чего же? — полюбопытствовал я.

— Своей физиономии! — рявкнула Вирджиния. — Любой девушке захочется убраться от него подальше еще до того, как он приведет ее в эту каюту.

Я посмотрел на часы — было две минуты пятого.

Если предсказание Ларсона верно, в нашем распоряжении есть еще часа четыре до прибытия к острову.

— Слишком уж легко все представлялось, — проговорил я. — Мне-то думалось, что Чой пошустрее.

— Мы ошиблись, — уныло произнесла Вирджиния. — Что сейчас толку вспоминать?

— Да, действительно, — согласился я. — У тебя, случайно, нет револьвера за поясом?

— Ты же знаешь, я не ношу пояс!

В замочную скважину вставили ключ, повернули его, и дверь распахнулась. В каюту вошел Рошель с револьвером в руке. Следом за ним появился какой-то тип, которого я раньше не видел, наверное кто-то из команды, он держал поднос с тремя тарелками.

— Еда — хрипло буркнул Рошель. — И не говорите, что с вами обращались плохо на борту этой шаланды!

Второй тип поставил поднос на кровать и вышел. Рошель с восхищением посмотрел на Вирджинию, которая лежала, закинув руки за голову, — шелковая блузка плотно облегала ее великолепную грудь.

— Мы должны узнать друг друга поближе, крошка, — заявил он. — Какая ты сейчас! Это как раз то, что мне надо!

Вирджиния открыла один глаз и злобно глянула на него.

— Убирайся отсюда, ты, лысая обезьяна! — прошипела она.

Его шрам под правым глазом поперек скулы задергался. Рошель, как кошка, подскочил к ней, не сводя в то же время глаз с меня. Мне ничего другого не оставалось, как смотреть на дуло револьвера. Правой рукой он схватил Вирджинию за волосы и с силой дернул их. Она дико заорала, очутившись на полу. Рошель посмотрел на нее, помедлил, затем пнул ее несколько раз в ребра.

— Не открывай зря свой красивый ротик, крошка! — прохрипел он. — Это может тебе дорого стоить!

Он обогнул кровать, не сводя с меня глаз, подошел к двери и добавил:

— Рид сказал, что сейчас нельзя. Но после того, как мы притащим золото на яхту, ты будешь не нужен, Бойд. Вот тогда я и займусь тобой!

— Послушай, Пит, — сказал я. — Ты просто неисправим. Вчера вечером избил Улани — для этого много ума не надо. Сбежал от своих на Пали-Пасс что, струсил?

Ты ведь до смерти перепугался, что я и тебя прикончу!

Он сказал все, что думал обо мне, затем хлопнул дверью и закрыл нас на ключ. Вирджиния с трудом поднялась с пола, лицо ее было бледным.

— Я ему сердце вырву! — Ее прямо распирало от злости.

— Почему бы и нет? — отозвался я. — Зима может быть суровой. Может, перекусим?

— Наверняка отравлено.

— Какая разница? — Я взял одну из тарелок, вилку и начал есть. Обыкновенная говядина, — отметил я. — Не знал, что это китайское блюдо.

— Почему китайское?

— Они заставили Чоя работать на камбузе, — объяснил я.

Вирджиния тоже взяла тарелку. Улани последовала ее примеру. Покончив с едой, я поставил поднос на пол и вытянулся на кровати.

— Удобно? — съязвила Вирджиния.

— Мы прибудем не раньше восьми. Так что можно немного отдохнуть.

— А нам что, на пол? — вяло огрызнулась она.

— Здесь места на всех хватит, — ответил я. — Ложитесь.

Через несколько секунд Улани уже лежала рядом со мной, свернувшись калачиком и положив голову мне на плечо. Вирджиния посмотрела на нас, потом пожала плечами и тоже легла с другой стороны.

— Удобно? — поинтересовался я.

— Удобнее не бывает! — рявкнула она. — Лучше полмужчины, чем совсем никакого!

— Все зависит от того, какую половину ты предпочитаешь, — ответил я. Или ты интересный собеседник?
* * *

Я проснулся примерно в половине восьмого и увидел, что включили свет. Улани по-прежнему спала рядом со мной, а Вирджиния сидела за туалетным столиком и лениво водила расческой по волосам.

Я встал, потянулся, зевнул и спросил:

— Хорошо спалось?

— Поспала с часок, — ответила она. — Потом ты начал храпеть.

— Никогда не храплю, — возмущенно возразил я.

— В таком случае я ношу пояс! — рявкнула она. — По-моему, приплыли.

— Почему ты так решила?

— Не чувствуешь? — теряя терпение, спросила она. — Вибрации нет Действительно.

— Значит, прибыли. Двигатели не работают. Слушай, и как твоя мать отпускала тебя одного гулять, такого балбеса?

— Она знала, что если меня оставить дома, там будет настоящий разгром. Интересно, что теперь?

Долго нам ждать не пришлось: минут через пять дверь распахнулась и вошел Рошель, а следом за ним Рид Улани проснулась и быстро села.

— Улани, — Рошель дернул головой в сторону двери, — на выход Она встала и грациозно вышла из каюты. Рид одарил меня противной ухмылкой.

— Надеюсь, отдохнули неплохо? И пообедали тоже, Бойд?

— Обслуживание отличное, — отозвался я. — Разве что у косоглазого официанта грязные ногти.

— Я тебе все припомню, Бойд! — процедил Рошель сквозь стиснутые зубы. Каждое твое слово!

— К тому времени, когда меня не станет, у тебя, наверное, наберется целый словарь, — съязвил я. — Ты мог бы назвать его «Словарь ломаного английского языка Рошеля». Распродадут в один миг.

— Сойдешь на берег, Бойд, — распорядился Рид. — Может, придется немного покопать землю — вот поэтому я и слежу за твоим физическим состоянием.

— Ценю вашу заботу, — ответил я. — Если найду золото, могу присвоить себе немного?

— Выходи! — рявкнул Рошель. — Я устал от твоей дурацкой болтовни!

Я направился к двери, Вирджиния последовала за мной.

— Нет, крошка, — остановил ее Рошель. — Ты останешься здесь!

— Я что, не могу даже подышать свежим воздухом? — разъярилась она.

— Ты получишь многое, крошка, — пообещал бандит. — Но не свежий воздух. — Он положил руку ей на плечо, притянул к себе, затем медленно провел пальцами по ее груди. Вирджиния вздрогнула, затем посмотрела на Рида.

— Эмерсон, — голос ее дрожал, — что бы ни случилось, я все еще твоя жена. Ты что, собираешься стоять как истукан? И позволишь ему сделать это?

— Рошель мне предан, а ты нет, моя дорогая, — отрезал Рид. — В этом вся разница. Я считаю, что за преданность нужно поощрять, а за предательство наказывать. Вот почему позволю Питу переспать с тобой в этой каюте, когда мы будем возвращаться с Ниихау!

Рошель грубо подтолкнул меня, и я оказался рядом с Улани, стоящей с невозмутимым видом за дверью.

Напротив я увидел Эдди Мейза с «магнумом» в руке.

— Все, кто сходит на берег, вперед, — прошепелявил он. — Значит, вы вдвоем.

На палубе ночной воздух был прохладным и свежим.

Слева по борту виднелся темный остров. С одной стороны он упирался в небо огромной горой.

— Каваихоа! — взволнованно воскликнула Улани, показывая на вершину. Мой дом, Дэнни. Я живу рядом.

— Здорово.

С подветренного борта яхты спустили лестницу, внизу покачивалась шлюпка. Я снова посмотрел на остров и увидел немногочисленные огни — может, хоть кто-нибудь на Ниихау заметил нас. Но надежда на это была слабой. Мейз стоял и наблюдал за нами с усталым выражением на лице, пока не появился Рид, а потом и Рошель.

— Где Чой? — спросил Рид.

— Готовит ужин, — ответил Эдди. — Я сказал ему, что ребята сильно проголодаются, когда вернутся обратно.

— Не расслабляйся, Эдди! — приказал Рид. — Как только заметишь, что он замышляет что-то, пришей его не раздумывая, а тело сбрось за борт.

— Ну конечно, — прошепелявил Эдди. — Если он не приготовит отличный бифштекс, то заслужит именно такой конец.

— Ладно! — рявкнул Рид. — Внимание все! Мы сейчас сходим на берег, и если хотите остаться в живых, то вам лучше слушать внимательно! Пит помнит, где спрятал золото, но понятия не имеет, как туда добраться. Поэтому ты покажешь нам дорогу, Улани.

— Аэ, — тихо произнесла она.

— И не ошибись, — сухо предупредил Рид. — Не заведи нас случайно в какую-нибудь деревню или что-то в этом роде. Если встретим хоть одного островитянина, ты умрешь первой. Поняла?

— Поняла, — еле слышно прошептала она.

— Ларсон, Бойд, — продолжал Рид, — вы оба идете с нами. В шлюпке парочка лопат, вы их заслужили. Золото нужно будет сначала вырыть, так что копать вам. Потом его нужно перетащить на яхту — это тоже ваше дело.

Пит и я все время будем идти за вами. Что-нибудь задумаете, получите пулю в затылок.

— Выкопаем, перетащим, что потом? — спросил я. — Потом перетащат и закопают уже нас?

— Все возвращаются на яхту, — ответил Рид. — На острове никаких трупов, если, конечно, не будет обстоятельств, вынуждающих к этому.

— Мы возвращаемся на яхту, но Гонолулу уже не увидим? — постарался допытаться я.

— Об этом я еще не думал, Бойд, — хмыкнул Рид. — Но я человек справедливый: хочешь получить пулю в затылок сейчас — буду просто счастлив помочь тебе, а вместо тебя пойдет Чой!

— Люблю работать лопатой, — быстро сказал я. — Мне это доставляет удовольствие. Люблю и копать, и носить!

— Хорошо, — кивнул он. — Спускаемся в шлюпку.

Да, чуть не забыл. Грести тоже вам с Ларсоном.

— Боже! — воскликнул я. — Как несправедливо! Все удовольствия только нам двоим!

Следом за Ларсоном я спустился в лодку, за мной — Улани, потом те двое. Когда все уселись, мы с Ларсоном взялись за весла и начали грести. Да, неплохое наглядное доказательство того, что надо было оставаться в своем родном Нью-Йорке: озеро в Центральном парке — совсем другое дело!
Глава 12
Bulava 28.07.2011 22:08:46
Глава 12

Вытащив шлюпку на берег, мы взяли лопаты. Рошель попытался вспомнить место, где они с Дейвисом спрятали золото.

— Вон та гора была позади нас, чуть вправо. Мы углубились примерно на милю от берега — каменистый такой был берег. Никаких деревьев там не было, только скала и какие-то колючки. Скала футов двадцать высотой, а может, чуть больше, и еще там были пещеры.

— Здесь много таких мест, — пожала плечами Улани.

— Ты должна знать это место, — рявкнул Рошель, стукнув кулаком о ладонь другой руки. — Этот чертов остров всего семьдесят две квадратные мили, и ты родилась здесь!

— Извините, — безучастно произнесла Улани. — На острове много таких мест — может, девять или десять.

Если хотите, я могу показать их все.

— Так мы будем искать до утра, — взвыл Пит. — Подожди, подожди! — Лицо его вдруг озарилось радостью. — Там было дерево, одно особое дерево! В него попала молния, ствол был такой засохший, похожий на змею. — Он сделал зигзагообразное движение рукой.

— Да! — Улани кивнула. — Знаю, где это. Плохое место. Есть такая легенда: давным-давно женщина убила своего мужчину, когда тот спал, потому что захотела другого мужчину. Бог войны рассердился, потому что она забрала у него воина, и превратил женщину в змею. Но богиня вулканов превратила змею в камень, чтобы люди на ее островах жили без змей.

— Отлично! — воскликнул Рошель. — В путь!

— Далеко до того места? — поинтересовался Рид.

— Две или три мили, — ответила Улани. — Далеко.

— Ладно, — понуро буркнул Рид. — Показывай дорогу!

Улани быстрым шагом повела нас в глубь острова.

Дорога, надо сказать, оказалась не из приятных — все время в гору. Уже через полмили начало ломить ноги.

К тому времени, когда мы прошли милю, я, еле ковыляя, думал, что вот-вот свалюсь от боли и усталости.

Где-то через час Улани вдруг остановилась и показала вперед:

— Вон то дерево.

Рошель захрипел, как лошадь, и помчался вперед. Я ткнул Ларсона локтем под ребро, он промычал что-то, потом оглянулся на меня.

— Отвлеки Рида! — прошептал я. — Говори ему что-нибудь!

Какое-то время он недоуменно смотрел на меня, потом кивнул.

— Рид, — Ларсон оглянулся через плечо и посмотрел на Эмерсона, который стоял в нескольких шагах от него, — золото-то тяжелое! Нам ни за что не перетащить его на яхту. Смотри, как далеко мы зашли!

Я прошел вперед и дотронулся до саронга Улани.

Она, не оборачиваясь, сделала шаг назад и оказалась рядом со мной.

— Как только услышишь мою команду, — прошептал я ей на ухо, — беги и не обращай внимания ни на что. Найдешь телефон, позвонишь лейтенанту Ли в Гонолулу и объяснишь ему, что произошло. Скажешь, что яхта возвращается в Гонолулу. Хорошо?

— Хики но, — пробормотала она. — Хорошо, Дэнни.

— Заткнись! — завопил Рид, когда Ларсон сказал ему еще что-то о тяжести золота. — Бойд! Что ты там, черт тебя побери, бормочешь?

— Знаешь, Эмерсон, я не могу понять, где это дерево-змея, а где Рошель. Ты когда-нибудь видел змею в длинных штанах?

— Какой ты шутник, Бойд, сил нет, — ядовито проворчал Рид. — Надеюсь, и умирать будешь, отпуская шуточки?

Спотыкаясь на каждом шагу, вернулся Рошель.

— Здесь! — заорал он. — Это именно то место. Я нашел пещеру!

— Радоваться будем после того, как найдем золото, — противным голосом отчеканил Рид, погасив эмоции Пита.

— Ладно, — кивнул тот, все еще задыхаясь после пробежки. — Пойдем вон туда!

Мы добрели до дерева и потом прошли еще ярдов сто до скалы. Рошель вытащил из кармана фонарик и вошел в пещеру, освещая дорогу впереди себя. Все последовали за ним в привычном порядке — Улани, я, Ларсон. Завершал процессию Рид. Вход был около пяти футов в высоту, но внутри свод пещеры резко уходил вверх, исчезая в темноте над нашими головами. Рошель продвинулся футов на пятнадцать, потом неожиданно направился к одному из углов.

— Вот здесь! — воскликнул он. — Сдвигайте этот камень!

Я подошел к огромному валуну, Ларсон за мной; нам пришлось попотеть, прежде чем удалось сдвинуть его в сторону.

— Копайте! — прохрипел Рошель. — Вот здесь, где был камень. Копайте!

Мы начали копать твердую, каменистую землю, которая последние двадцать лет спрессовывалась тяжестью валуна. По лицу струился пот. Земля поддавалась с трудом.

— В чем дело, ребята? — зарычал Пит. — За десять минут вы продвинулись всего на шесть дюймов, не больше!

— Если думаешь, что сможешь работать быстрее, на — бери лопату и вперед! — огрызнулся я.

— Давай-давай, Бойд, копай! — вмешался Рид. — А то придется тебя подстегивать, избивая бедную девушку. Не хочешь слушать Пита, может, послушаешь ее крики?

— Восхищаюсь тобой, Эмерсон, — проворчал я, когда моя лопата ударилась об очередной камень. — Ни у кого нет такой моментальной реакции, как у тебя, наверное, годами вырабатывал ее.

Примерно через полчаса, когда мы углубились на два фута, лопата Ларсона стукнула обо что-то металлическое.

— Наконец-то! — Рошель завопил от радости. — Это первый ящик откапывайте его быстрее!

Мы помахали лопатами еще несколько минут, и фонарик высветил крышку металлического ящика.

С трудом подняли его наверх. Похоже, он весил фунтов двести! Я подумал, что если бы Рошель и его напарник вместо золота прихватили бумажные деньги, то смогли бы засунуть в этот ящик миллионов десять и он весил бы значительно меньше. Как только мы поставили ящик на землю рядом с ямой, Рошель выхватил у меня лопату и с размаху сбил замок. Отбросив лопату в сторону, он встал на колени, открыл крышку и направил луч фонарика внутрь. В слабом свете блеснули золотые слитки.

— Вот оно, — прошептал он. — Двадцать лет я ждал этого дня. Четверть миллиона золотом!

Я наклонился, чтобы рассмотреть клеймо на слитках, потом с трудом разогнул ноющую спину и спросил:

— Сколько ящиков вы закопали. Пит?

— Пять, — злорадно ответил он. — По шесть слитков в каждом.

— Тридцать слитков, — пробормотал я. — На клейме указано, что в каждом четыреста унций — это двадцать пять фунтов. В одном ящике, значит, сто пятьдесят, а в пяти — семьсот пятьдесят фунтов грузоподъемности, если говорить морским языком. До яхты три мили. Нам не перетащить это золото, Пит.

— О чем я и говорил Риду, — проворчал Ларсон, — но он даже слушать не захотел.

Эмерсон издал какой-то странный шипящий звук.

— Что скажешь. Пит?

Медленно и неохотно Рошель отвел взгляд от золота и посмотрел на него:

— Если невозможно отнести золото на яхту, значит, придется притащить к нему яхту!

— Ага, Ларсон будет идти и плевать на землю, а я — грести, ухмыльнулся я.

— Меньше чем в четырехстах ярдах отсюда есть пляж, — сухо проговорил Пит. — Тогда мы высаживались именно там. Мы же притащили золото сюда. Отнесем слитки на берег и на шлюпке перевезем их на яхту.

— Ты что, решил, что мы с Ларсоном будем грести три мили сюда, а потом три мили обратно с золотом на борту шлюпки? — возмутился я.

— Он прав, — произнес Рид, — это невозможно.

Нужно будет подойти на яхте к этому берегу, как можно ближе.

— Ладно, — согласился Пит. — Значит, кому-то нужно вернуться к шлюпке, доплыть, до яхты и пригнать ее к этому берегу.

— Согласен на такое дело, — выпалил я.

— Заткнись, ты! — рявкнул Рошель. — Так или иначе, сначала перетащим золото на берег.

Чтобы поднести эти несчастные слитки к воде, нам потребовался час времени и около пятнадцати фунтов пота. Дотащив последний ящик, мы упали рядом с ним без сил.

— Пит, — медленно сказал Рид, — по-моему, лучше отправиться тебе. Ты сможешь сориентироваться, узнать этот пляж с моря. Я останусь здесь и буду наблюдать за этими троими. Когда замечу яхту, посвечу фонариком.

— Ладно, — согласился Рошель. — Но какого черта обременять себя и следить за ними? Они нам больше не нужны. Давай избавимся от них сейчас, тогда тебе придется беспокоиться только о золоте.

— Не можем же мы оставить на острове три трупа! — возразил Рид. — Не будь идиотом!

— Знаю, — огрызнулся Рошель. — Возьмем тела на яхту, а потом выбросим за борт.

Рид промолчал, и это было опаснее, чем если бы он сказал что-нибудь в ответ. Сие означало, что он обдумывал предложение Рошеля.

— В ночи слишком громко прозвучат три выстрела, — воспользовавшись моментом, вставил я. — Не глупи, Эмерсон! Представь, сбегутся островитяне, придется объяснять, почему ты сидишь здесь на берегу с пятью ящиками золота и тремя трупами.

— Закрой свой поганый рот, Бойд! — пригрозил Пит. — Иначе я…

— Он прав, — сказал наконец Рид. — Не дело подгонять яхту так близко к берегу и устраивать здесь потасовку. Иди, Пит, а я присмотрю за ними — в крайнем случае буду стрелять.

— Ладно, — хмыкнул Рошель. — Ты, наверное, знаешь, что делаешь. Постараюсь вернуться как можно скорее, самое большее через полтора часа.

— Договорились, — кивнул Эмерсон. — Увидишь кого-нибудь, не вздумай затеять перестрелку!

— Сам знаю, — огрызнулся Рошель и быстрыми шагами отправился к пещере, а оттуда к месту, где мы оставили шлюпку.

Когда он исчез из виду, нависла тревожная тишина. Улани упала на колени рядом со мной. Я посмотрел на часы — было начало двенадцатого. Да, ночь предстоит длинная, если, конечно, мы останемся живыми.

Минут через десять Рид начал переступать с ноги на ногу. Еще через пять он решил, что вполне может наблюдать за нами сидя, поэтому сел на один из металлических ящиков, не выпуская из рук нацеленного на нас пистолета.

— Не возражаешь, если я закурю? — обратился я к нему, и Эмерсон даже подскочил от неожиданности.

— Еще чего! Кто-нибудь увидит и обязательно захочет узнать, что здесь происходит.

— Ладно, — уныло согласился я. — Но можно хоть поболтать? Или ветер разнесет мои слова и кто-нибудь услышит? Что ты собираешься делать с золотом, Эмерсон?

— Не твоего ума дело! — буркнул он.

— Не думаю, что ты поделишься с Рошелем. Ему ты не доверяешь, да и он тебе тоже.

— Заткнись!

— Да, Эмерсон, а как насчет Эдди Мейза? Может, у него свои планы на это золото? По-моему, ты поступил не правильно, отправив Пита на яхту. Он может сговориться с Эдди или с кем-нибудь из команды…

— Я приказал тебе заткнуться, Бойд! — прошипел Рид. — Скажешь еще хоть слово, разобью тебе башку!

— Не советую, — покачал я головой. — Начнешь меня бить, Ларсон может на тебя наброситься. Правда, Эрик?

— Правда! — мрачно отозвался тот.

— Так что стереги свой багаж, приятель, — решительно посоветовал я, не то тебе придется меня застрелить, и тогда ты поднимешь на ноги островитян.

— Ты… — Рид силился что-то сказать, но еще не придумал, что именно.

— А как ты считаешь, Эрик? — поинтересовался я. — Они убьют нас, когда вернется Рошель или когда мы взойдем на яхту?

— Не знаю, — процедил Ларсой.

Я осторожно запустил пальцы правой руки в песок и набрал целую пригоршню.

— Между прочим, если мы одновременно бросимся на Рида, он убьет только одного из нас. У второго будет возможность оказаться около него раньше, чем он сделает второй выстрел. Так?

— Даже не пытайтесь! — напряженно проговорил Эмерсон. — Я пристрелю вас обоих до того, как…

Я швырнул песок ему в лицо, вскочил на ноги и рванулся к нему. Он выстрелил, но я ничего не почувствовал.

— Улани! — крикнул я. — Беги!

В следующий момент кто-то сильно толкнул меня, и я свалился в лесок.

— Подожди, Бойд, — рявкнул Ларсон. — Рид мой!

Я увидел, как Ларсон бросился к нему, и тут же прозвучало два выстрела. Сначала я подумал, что Эмерсон промахнулся даже с такого близкого расстояния, потому что Ларсон стоял не двигаясь. Но потом его ноги подкосились, он рухнул на песок.

Рид встал надо мной, его трясло от злости.

— Теперь твоя очередь, Бойд! — прошипел он. — Ты умрешь медленно! Вставай, вставай на ноги!

Я перевернулся на живот, поднялся на колени и, наконец, встал.

— Где девчонка? — взвыл Эмерсон. — Что случилось с девчонкой? Куда она делась?

— Наверное, испугалась выстрелов, — пробормотал я. — Будет бежать до утра — ее уже никто не остановит!

— Ладно! — Он чуть не рыдал. — Ты за все ответишь, Бойд, так ответишь! Было бы слишком просто всадить в тебя пулю сейчас! Я хочу посмотреть, как ты будешь мучиться, как будешь извиваться и кричать… — Шипящий звук в его горле сошел на нет, и какое-то время Рид не мог говорить. Постепенно его тело перестало трястись, он взял себя в руки. — Бери лопату, Бойд! — Голос его был похож на звук лопнувшей струны. — Начинай копать!

— Зачем?

— Для Ларсона.

— Уверен, что он мертв? — спросил я.

— Меня это не волнует! — рявкнул он. — Копай!

Я буду стоять сзади. Если что не так, сразу всажу тебе пулю в затылок! А если кто-нибудь явится сюда на пляж и ты скажешь хоть слово, будет то же самое!

Я поднял лопату и начал копать. На пляж никто не пришел. Я вырыл яму поглубже. Мне уже казалось, что всю свою жизнь я только и делал, что копал, не прерываясь ни на секунду даже для того, чтобы выпить чашку кофе. Ларсон был действительно мертв: обе пули попали ему в грудь, а одна из них прошла насквозь — в дыру можно было кулак просунуть. Я взял его за ноги, дотащил волоком до ямы и опустил тело в свежевырытую могилу. Потом засыпал песком его ноги, тело, лицо.

Вскоре над горизонтом появились огни. Я облокотился на лопату и стал следить за быстро приближающейся к нам яхтой.

— Наконец-то! — проговорил довольный Рид. — Еще полчаса, погрузим золото на борт и в Гонолулу!

— Если Пит все еще твой сообщник…

— Насчет Пита я не сомневаюсь, — ответил он. — Ему достается хорошее вознаграждение.

— А именно? — кисло полюбопытствовал я.

— Ты, — со злорадством сказал Рид. — Он ждет не дождется той минуты, когда сможет перерезать тебе глотку, потому что убежден, что именно ты убил Бланш Арлингтон. А я предоставлю ему такую возможность!

— Я не убивал Бланш Арлингтон, и ты прекрасно это знаешь.

— Не знаю. По-моему, Пит все-таки прав.

— Отлично знаешь, что нет, — вяло заспорил я, — потому что убил ее ты.

— Если ты так думаешь, то, должно быть, спятил! — Он начал подавать фонариком сигналы на яхту.

— Убил ее ты, — повторил я. — Не знаю почему, но, должно быть, причина была серьезной. Когда я позвонил ей, ты находился у нее. Она спросила тебя, во сколько мне лучше приехать к ней, и ты сказал, что в половине девятого. Убив ее, ты хотел подставить меня.

Раздел ее, нацепил ей на шею леи и сунул в руку спичечный коробок, который должен был вывести меня на бар «Хауоли» и танцовщицу Улани.

— Ты в своем уме?

— А я попался на это. Когда пришел в бар, ты уже успел переговорить с Эдди Мейзом. Вот почему он принялся рассказывать мне о Ниихау, сказал, как найти Вирджинию и Ларсона, вывел на Чоя. Это был своего рода маневр. Я должен был отвлечь их от тебя. И еще ты знал, что телефонистка в отеле запомнит, что я звонил Бланш в тот вечер, когда ее убили, поэтому сообщил полиции, что надо проверить меня.

— Ты просто рехнулся!

— Потом я отказался работать на тебя. Перешел на их сторону. Это тебя не слишком обеспокоило. Ты сказал Питу Рошелю, дружку Бланш, что я перерезал ей горло.

Был уверен, что обо мне позаботятся — обвинят меня в убийстве. Если меня не уберет Чой, то Рошель отомстит, а если и это сорвется, то рано или поздно лейтенант Ли убедится, что я именно тот, кто ему нужен.

Яхта остановилась. Я присмотрелся и заметил покачивающуюся ярдах в ста от нас шлюпку. Она приближалась к берегу.

— Вот знаешь, что мне непонятно, так это зачем ты убил Кемо?

Рид сунул фонарик в карман и удивленно посмотрел на меня.

— Кемо? — переспросил он.. — Кто такой Кемо?

— Только не говори, что ты его не знаешь! Официант из бара «Хауоли», тот, который попытался спасти Улани.

— Никогда не слышал о нем, — бросил он через плечо. — Может, ты его просто выдумал, а? Как и всю эту историю?
Глава 13

Я помог Питу Рошелю вытащить из шлюпки последний ящик, и мы остались на палубе. Рид поднялся на яхту вслед за нами и отдал короткий приказ одному из членов экипажа. Парень быстро спустился в шлюпку с топором в руке и прорубил в ней дыру ниже ватерлинии. Лодка медленно начала заполняться водой и погружаться. Через две минуты от нее остались только круги на воде, а яхта уже удалялась от острова Ниихау, держа курс на Гонолулу.

— Надо выпить, — хрипло проговорил Рошель, не отрывая глаз от пяти ящиков. — Это дело надо отметить! Вот действительно событие, а, Рид?

— Идет, — отозвался тот. — Но сначала следует отвести Бойда в каюту.

— Эй! — Пит схватил меня за плечо. — Его я возьму с собой и глаз с него не спущу! Каждый раз, когда смотрю на него, вспоминаю Бланш и мне становится тошно, но как только я представляю, что с ним сделаю, мне снова хорошо! — Он оскалил зубы. — В салон, Бойд! Там нас ждет Эдди, надо отметить это дело!

Мы подошли к двери, ведущей в салон. Пит жестом велел мне заходить первым.

— Решил, раз я думаю о золоте, так утратил бдительность? — хрипло спросил он. — Ты значишь для меня почти то же, что и золото, Бойд. — Он снова вцепился в мое плечо, и я вдруг ощутил себя молодым бычком на бойне…

На одном из кожаных сидений я увидел Чоя; лицо его ничего не выражало, взгляд был отсутствующим. Эдди Мейз обернулся, когда мы вошли, и, увидев меня, удивленно поднял брови.

— Присоединишься к нам, чтобы отметить победу, Дэнни? — прошепелявил он. — Как мило со стороны Пита, что он тебе это позволил!

— Да, — сказал Рошель из-за моей спины. — Налей ему, Эдди. Интересно, успеет ли виски дойти до его желудка?

Рид закрыл за собой дверь и прислонился к ней'.

— Ну, — прогремел он, — дело сделано. Четверть миллиона, поделенная на три части, это немало. — Он вдруг выпрямился, заметив Чоя, сидящего в углу салона. — А какого черта он тут делает?

— Расслабься, Эмерсон, — спокойно заявил Мейз. — Я привел его сюда для того, чтобы он никуда не делся.

Вы, наверное, проголодались. Через минуту-другую отправим его обратно на камбуз, посмотрим, какой он приготовит нам бифштекс.

— Ладно, — уступил Рид. — Этот придурок Ларсон хотел прикончить меня. Что-то я перенервничал.

Эдди обошел салон и раздал всем, кроме меня, выпивку. Затем подошел к бару и поднял свой стакан.

— Ну что, джентльмены, выпьем за то, чтобы как можно дольше тратить наше золото! — прошепелявил он. — В память об удачном сотрудничестве!

— За это я выпью! — произнес Рид, раскрасневшись от удовольствия.

— Присоединяюсь, — хрипло произнес Пит и тоже поднял стакан.

— И хотел бы добавить, джентльмены, — неожиданно раздался вежливый голос Чоя. — Всяк за себя!

Все повернулась к нему. Китаец по-прежнему сидел в углу, с одной только разницей — в правой руке он держал пистолет. Стакан выскользнул из задрожавших пальцев Эмерсона Рида и разбился вдребезги о пол.

— Как…

У Пита Рошеля реакция была побыстрее — он схватил меня за плечо и поставил перед собой, используя в качестве прикрытия, а правой рукой вытащил из кармана револьвер. Я увидел, как холодно блеснули глаза Чоя. Мне конец, подумал я. Пит нацелил револьвер на Чоя поверх моего плеча. Неожиданно Эдди Мейз плеснул содержимое своего стакана Питу в лицо, затем выбил револьвер из его руки. Чой хмыкнул и опустил пистолет. Я был жив, хотя, по правде говоря, уже на это не рассчитывал.

Я не из тех, кто борется с соблазном, — просто-напросто не могу устоять перед ним. И на этот раз соблазном был тот, кто стоял напротив меня и тер глаза, подвывая от боли, тот, кто дышал мне в затылок последние двадцать четыре часа, — Пит Рошель. Мои руки действовали независимо от моего сознания: схватили его за отвороты пиджака, притянули ко мне, в то время как колено тоже не медлило и нанесло сокрушительный удар ему в живот.

Когда я отпустил его, он начал медленно сползать на пол. Я чуть отклонился, поднял правую руку и врезал что есть мочи ему по переносице. Рошель рухнул и уже не мог двигаться. Лицо его было в крови.

— Думаю, Дэнни заслужил виски, Эдди, — произнес довольный Као Чой. Почему бы не угостить его?

— Действительно, почему бы и нет? — Мейз пожал огромными плечами и направился к бару.

— Эдди! — взвыл Рид. — Ты спятил! Откуда у него пистолет?

— Я дал ему, — вежливо пояснил Мейз.

Чой встал и улыбнулся Риду.

— Меня беспокоило только одно, — сказал он. — Боялся, ты не поверишь, будто я так глуп, что послал Ларсона на яхту, чтобы уговорить команду перейти на нашу сторону. Я думал, ты догадаешься. — Он широко улыбнулся. Но ты поверил тому, что я такой же придурок, как и все остальные — Ларсон, Вирджиния, Бойд.

— Эдди! — Лицо Рида стало мертвенно-бледным. — Ты предал меня — ты все это время работал на Чоя!

— Наконец-то до него дошло! — Эдди распирало от смеха.

— Я сделал основную работу. — Голос Рида срывался на визг. — Я нашел Рошеля и вытянул из него историю про золото. Этот идиот бывший уголовник ходил вдоль причала и пытался спрятаться на каком-нибудь судне, чтобы без билета добраться до Гавайев.

Вы бы никогда не заполучили это золото без моей яхты! — Его вопли становились все пронзительнее. — А что сделали вы? Взяли с собой эту девчонку с Ниихау, чтобы помочь Рошелю найти то место, где он спрятал слитки? Вот и все! — Эмерсона распирало от возмущения. — Когда нужно было отвлечь Чоя от наших планов, именно я нанял для этого Бойда. Я, а не кто-нибудь другой! — В уголках его рта появилась пена. — Я! — снова завопил он. — Все сделал я! Вы не можете надуть меня сейчас — поздно! Я заработал свою долю золота, слышите? Ну ладно, — прошептал он, — вы перехитрили меня, Эдди и Као. На нас троих хватит. Я беру четвертую часть, а остальное вы делите поровну между собой. Идет? — Он перевел взгляд с одного безразличного лица на другое, полное презрения. — Шестую часть? — Голос его надломился. Ладно, восьмую. Ну хоть десятую?

— У меня для тебя новости, старик, — не выдержал я. — Ты даже не получишь пустые ящики из-под золота.

Рид кинулся к двери и распахнул ее.

— Каки! — заорал он. — Вильяме!

Через несколько секунд появились двое из команды.

— Схватить их! — рявкнул Рид, показывая на Эдди и Чоя. — Они пытались обмануть меня. Схватить их!

Тот, что стоял поближе, обтер руки о свою грязную рубаху, потом задумчиво посмотрел на них и серьезно спросил:

— В самом деле, мистер Рид? Это лишний раз доказывает, что в наше время не знаешь, кому и доверять. — Он расхохотался и, вышел, подтолкнув приятеля.

— Мы обо всем позаботились, — пояснил Чой. — На рассвете, когда до Гонолулу останется часа два хода, нас встретит катер. Перетащим на него золото и распрощаемся.

— А моя яхта? — прошептал Рид. — А я?

— Надеюсь, ты застрахован, Эмерсон, — прошепелявил Мейз. — Ведь всякие случаются неприятности, даже на море.

— Какие неприятности? — не понял Рид.

— Ну, например, пожар, — спокойно ответил Эдди. — Пока ты поймешь, что к чему, яхта будет уже пылать вовсю.

Эмерсон посмотрел на Чоя, видимо все еще не теряя надежды, и спросил:

— Этот ваш катер, кто пересядет на него?

— Мы вдвоем, — сообщил тот. — Эдди и я.

— А остальные?

— Команду запрем в кубриках, — сказал Эдди. — Остальных — в каюте. Мы поступим справедливо, Эмерсон, — тело Мейза сотрясалось от беззвучного смеха, — дадим тебе возможность умереть как владельцу яхты и джентльмену!

Чой направился через салон к Риду.

— И еще кое-что, — ядовито-вежливо произнес он. — Знаешь, как у нас, китайцев, принято? Мы не только хорошо готовим, но еще и любим, получая подарки, дарить что-то подобное в ответ. — И он два раза со всей силой заехал Риду по лицу. Затем отошел от него с довольным видом.

У Рида потекла кровь — Чой рассек ему губу. Он встал на колени, взгляд его метался из стороны в сторону.

— Знаешь, — обратился Као к Мейзу, — по-моему, он не умеет приспосабливаться к окружающей обстановке!

Я все еще держал в руках стакан, который дал мне Эдди, так и не притронувшись к виски… Но тут залпом выпил его, не дожидаясь, пока Мейз передумает, затем поставил стакан на место.

— Думаю, тебе пора составить компанию Вирджинии в каюте, — сказал мне Чой. — Она, наверное, беспокоится за тебя.

— Яхта загорится и мы все сгорим? Я тоже? — не терпелось мне уточнить.

— Ничего не поделаешь, — ответил он.

— Я-то думал, что ты ко мне неплохо относишься, — сказал я. — Ты ведь уважаешь честность в деле, помнится, так говорил?

— Ты прав, Дэнни, — кивнул он. — Но твое место в каюте с остальными.

— Благодарю, — воскликнул я и краем глаза видел, что Эдди приближается ко мне с пистолетом в руке, поэтому побыстрее направился к двери.

— Подожди! — окликнул меня Чой. — Хочу сделать тебе небольшое одолжение, Дэнни Мне будет даже приятно. — Он жестом указал на Рошеля, который лежал на полу в небольшой луже крови под головой. — Ты ведь не хочешь иметь такого соседа по каюте? Или такого? — Он показал на Рида, который так и не встал с колен, зажав руками разбитую губу. Судя по его виду, он либо находился в трансе, либо был близок к этому.

— Да нет, спасибо, — сказал я. — Чего-чего, а этого мне не надо.

Чой сделал два шага, приставил пистолет к голове Эмерсона Рида и нажал на спуск. Потом развернулся, встал на колено рядом с Рошелем и повторил процедуру. Поднявшись, отряхнул пыль с колена и улыбнулся.

— Ну вот, теперь ты один на один с прелестной Вирджинией, Дэнни, констатировал он. — Часы твои сочтены, но зато ты приятно их проведешь. Глаза его вдруг затуманились. — У меня самого были на нее планы. На Оаху у меня есть небольшой, но милый домик.

Место тихое, прислуга надежная. Хотел сделать для нее бамбуковую клетку, где бы она ждала моего возвращения, абсолютно голая. — Он вздохнул, затем пожал плечами. — Но теперь, когда у меня есть золото, я могу построить много таких бамбуковых клеток и заполнить их кем угодно. — Его глаза опять заблестели. — Я уступаю ее тебе — насладись ею, не теряй времени, Дэнни. Эдди отведет тебя в каюту, если, конечно, — он глянул на два трупа, распростертых на полу, — ты не предпочитаешь присоединиться к этим двум джентльменам и уже ничего не ждать от жизни.

— Дорогу я знаю, — быстро отреагировал я. — Уже иду!

Когда дверь каюты захлопнулась за мной, Вирджиния соскочила с кровати и бросилась мне навстречу.

— Дэнни! С тобой все в порядке? Тебя так долго не было, я уже решила, что тебя нет в живых!

— Пока жив, чего нельзя сказать об остальных.

Она подняла голову, чтобы убедиться в том, что я не шучу. Я рассказал ей обо всем, что произошло. Когда закончил, она в отчаянии затрясла головой:

— И что, Као убил Эмерсона и Рошеля?

— Да.

— Он что, спятил?

— Только в том, что касается клеток из бамбука, — ответил я.

— Что?

— Это уже другая история, сейчас не такая уж важная. Теперь самое главное — Улани Если ей удалось связаться с лейтенантом Ли в Гонолулу и, что более важно, если он поверил ей, остается надежда.

— Думаешь, у нее могло не получиться? — произнесла Вирджиния тихим голосом.

— С рассветом мы будем плавать в Тихом океане, объятые пламенем, горько воскликнул я. — Остается лишь надеяться, что она дозвонилась до Ли и он ей поверил.

— И потом?

— Потом он что-нибудь предпримет. Либо будет ждать в Гонолулу прибытия яхты завтра утром, чего на самом деле не случится, либо отравится на поиски.

— На чем?

— На полицейском катере, на спасательной лодке, на чем угодно, что может плавать! Только ночью попробуй найти яхту…

— Ну и что нам делать? Зажечь свечу в окне?

— О факеле я уже думал, — ответил я и посмотрел на свои часы. Если они не врали, было уже пятнадцать минут четвертого. — Интересно, сколько у нас времени? В котором часу здесь рассветает?

Вирджиния посмотрела на меня отсутствующим взглядом.

— Откуда я знаю? Никогда не просыпалась раньше одиннадцати.

— Я тоже, — подавленно сообщил я. — Наверное, где-то около пяти, а может, и раньше. Значит, у нас совсем мало времени.

— Дэнни, — тихо сказала она, — если у нас нет выхода, то к чему терять время? Может, займемся любовью?..

— Слушай, нужно устроить пожар! Ванная там?

Она посмотрела через плечо на дверь и кивнула:

— Да С каждой минутой ты становишься все более романтичным!

— Иди туда и набери полную ванну холодной воды, — велел я. — До самых краев.

— Ты что, с ума сошел? — рявкнула она. — Слишком поздно заботиться о чистоте!

— Делай, что тебе говорят! Этот лебедь в изголовье кровати, как ты думаешь, он набит настоящим пухом?

— Да, — устало проговорила она, — Эмерсон мне все уши прожужжал об этом.

— Отлично! Иди набирай воду, дорогая, а я тем временем распотрошу нашего белого приятеля.

Вирджиния отправилась в ванную с явным сомнением на лице. Я подскочил к кровати, схватил за хвост лебедя, разорвал его и тут же оказался в белом облаке пуха. Потом снял покрывало и бросил его на пол, рассыпая по нему лебяжий пух. Сверху бросил матрас и ящики из туалетного столика — получилась этакая свалка. Затем открыл двери обоих шкафов и свалил в кучу всю одежду. Основание кровати было деревянным, с крепкими металлическими скобами по углам. Никакого инструмента под рукой не было, поэтому пришлось попрыгать по раме, пока она не развалилась. Получилось четыре доски. Их я тоже свалил в общую кучу и отступил назад, любуясь своей работой.

Очень близко от меня что-то белело, прямо над глазами. Я попытался смахнуть, но оказалось, это белое — мои собственные брови. Ночь выдалась трудная, ничего не скажешь, но так поседеть?! Я провел рукой по голове тоже все белое! Волосы не только поседели, но почему-то стали вылезать. У меня в ладони… И тут до меня дошло — Господи, так это же пух! Я вздохнул с облегчением.

Из ванной вышла Вирджиния, увидела меня и замерла на месте.

— Боже мой! — пролепетала она. — Дед Мороз!

— Лебяжий пух! — рявкнул я. — Наполнила ванну?

— До краев. — Глаза Вирджинии широко раскрылись, когда она увидела свалку посередине комнаты. — Ты что, занялся уборкой?

Я закурил и снова посмотрел на часы — прошло пятнадцать минут Дорогая! — Я обнял ее, но не стал притягивать к себе, потому что у нас оставалось совсем мало времени. Пусть полюбуется лучше моим профилем. Здесь есть вентилятор?

— С каждой минутой ты становишься все более романтичным! — процедила она. — В ванной есть, а что?

— Так, отлично!

— Я предлагала заняться любовью, а ты сломал кровать… Теперь пойдешь принимать ледяную ванну?

— Вирджиния, дорогая! — Я сжал ее посильнее. — Заткнись!

— Ты не…

— У нас нет времени на споры. Ты же знаешь, что произойдет, как только рассветет, если лейтенант Ли не окажется рядом?

— Нас поджарят, — сказала она.

— У нас есть выбор.

— Я предлагала тебе зажечь свечу, а ты сказал что-то о факеле…

— Вот он. — Я показал на кучу посередине комнаты.

Вирджиния глубоко вздохнула, затем медленно выпустила воздух из легких.

— Ты имеешь в виду, что мы сами подожжем яхту, и лейтенант, если он, конечно, где-то поблизости, увидит пламя и спасет нас?

— Совершенно верно.

— А если он ждет нас в Гонолулу?

— Нас ждет смерть через пару часов…

Вирджиния опять вздохнула:

— А зачем ванна с холодной водой?

— Для тебя, — великодушно пояснил я. — Ляжешь в нее, оставив над водой только ноздри, и будешь ждать спасителей.

— А если они не подоспеют?

— Станешь первой дамой, сварившейся заживо в ванне с холодной водой!

Она положила руки мне на плечи и заглянула в мои глаза:

— Дэнни? Ты думаешь, сработает?

— Не знаю, — честно признался я.

— Наверное, лучше так, чем ждать, когда кто-то сожжет тебя заживо, вздохнула она. — По крайней мере, мы не сидим сложа руки!

— Конечно. Иди принимай ванну!

Вирджиния обхватила мою шею обеими руками и поцеловала в губы. Потом не торопясь пошла в ванную, ни разу не оглянувшись.

— Закрой за собой дверь, дорогая, — сказал я, Она помедлила:

— А ты где будешь?

— Рядом. Нужно еще кое-что сделать.

— Не задерживайся, дорогой. Я буду скучать без тебя; в холодной воде мне будет слишком одиноко.

Дверь в ванную закрылась, и я услышал всплеск — это Вирджиния шагнула в воду. Я затянулся последний раз и бросил сигарету в кучу из пуха, тряпок и досок.
Глава 14

Я лег лицом вниз, прижавшись губами к щели под дверью. В комнате разгорался костер.

Я не сказал Вирджинии одного, зная, что это может ее расстроить. Даже если Ли где-то поблизости, в океане, ищет яхту и увидит пламя, к тому времени, когда он подоспеет на помощь, от нас останется только пепел, плавающий на поверхности воды.

А теперь поразмышляем. Первое, что предпримут Чой с Мейзом, попытаются потушить огонь, так как на борту золото. Дверь каюты вела в коридор. Наконец, если у нас хватит ума, то какой-никакой шанс на спасение у нас будет.

Вскоре жара в каюте стала невыносимой. Пот с меня струился градом, язык прилип к небу. Дым валил клубами, я закашлялся и как можно плотнее прижался губами к щели под дверью. Горящее перышко упало мне на руку, я поспешил его стряхнуть.

Казалось, прошло очень много времени. Наконец я услышал, что в замке поворачивается ключ, отполз в сторону, закрыв голову руками, и скорее почувствовал, чем услышал, что дверь распахнулась. Раздался дикий вопль. Я поднял голову — в дверном проеме плясало пламя. Времени на раздумье не было — я вскочил на ноги, добежал до ванной. Один косяк, весь почерневший от огня, упал прямо на меня. Я ударил что есть силы в дверь — она рухнула, и я прошел по ней.

Язык пламени коснулся моей щеки, я вскрикнул от боли. Рубашка плавилась на груди. Я нырнул в ванну прямо на Вирджинию. Вода стала уже теплой — Боже, как хорошо! Затем нашел под водой голову Вирджинии и вытащил ее из воды. Ее лицо застыло в напряженной гримасе, пришлось ударить ее несколько раз по щекам. В ее глазах появился злобный огонек.

— Выбираемся отсюда! — закричал я. — Держись за мою руку, не останавливайся! — И, схватив ее за руку, вытащил из ванны, рванул за собой.

Мы промчались сквозь кошмарное пламя к дверному проему. Вдруг прямо перед нами что-то упало — сплошная стена из огня! Вирджиния вскрикнула — я оглянулся и увидел, что ее блузка загорелась. Я закрыл лицо рукой и нырнул прямо в огонь, не выпуская Вирджинию.

Мы очутились в коридоре, огонь был позади, но казалось, что пол под ногами расплавился, а мы утопаем в горячем месиве. Автоматически я посмотрел вниз и увидел, что стою на теле одного из членов команды — того несчастного, кто открыл дверь в каюту. Скорее всего, он задохнулся до того, как понял, что к чему.

Я сорвал горящую блузку с Вирджинии, взял ее за руку и потащил по коридору к лестнице. Когда мы добежали до нее, Вирджиния вдруг осела и рухнула. Я ухватился за ступеньку лестницы, чтобы самому не упасть, и вдруг застыл на месте, увидев над своей рукой, на одну ступеньку выше, начищенный ботинок. Я оцепенело наблюдал, как по лестнице спускались чьи-то ноги, ступенька за ступенькой. Мысль утащить отсюда Вирджинию пришла слишком поздно. Я схватил спускающегося по лестнице за обе лодыжки и шагнул назад. Он взвизгнул и упал головой вниз. При этом что-то металлическое брякнуло о пол.

Я выпустил из рук лодыжки — его ноги тоже упали на пол вслед за телом. Я медленно наклонился, чтобы поднять Вирджинию, и тут обнаружил, что упавший металл был пистолетом 32-го калибра. Я поднял его и засунул в карман брюк, затем подхватил Вирджинию под мышки и приподнял ее, чтобы перекинуть через плечо. Огонь уже подобрался к тому месту, где она только что лежала.

Я стал подниматься по лестнице. Добравшись до последней ступеньки, положил Вирджинию на палубу и услышал чей-то крик: «Дэнни!» Я решил, что мне показалось, но крик не смолкал. Я повернул голову и посмотрел вниз. В течение нескольких секунд не различал ничего из-за дыма и огня. Потом вдруг дым рассеялся, и я увидел окровавленное лицо, в мольбе обращенное ко мне.

— Дэнни! Не дай мне умереть вот так!

Огонь уже обжег ему лицо, но он продолжал смотреть на меня. Я достал пистолет из кармана, увидел, как вспыхнули его волосы, прицелился и два раза выстрелил. Лицо исчезло из моего поля зрения — Чою пришел конец.

Когда я вышел на палубу, свежий воздух моментально меня опьянил. Вирджиния застонала и чуть приподняла голову. Я оглянулся — огонь уже вовсю разгулялся по палубе. Мои глаза ослепила яркая вспышка, я даже на какое-то время ослеп, но потом снова начал различать предметы вокруг. В моем уме раздавался чей-то грохочущий голос.

Я уже ничего не мог сделать для Вирджинии, если бросить ее в воду, она наверняка утонет. Я заставил мои ноги доплестись до противоположного борта яхты, где на палубе в металлических ящиках лежали золотые слитки.

Снова вспыхнуло что-то, на этот раз позади меня.

Еще несколько футов — и я увидел металлические ящики. Рядом с ними кто-то стоял и выкрикивал всевозможные ругательства.

— Эдди! — Губы настолько обожгло, что говорить было больно.

Мейз повернул голову и уставился на меня.

— Бойд? — пробормотал он, не веря собственным глазам. — Ты мерзавец!

Но я должен был знать.

— Эдди! — На этот раз у меня получилось громче. — Это ты убил ее, да?

— Убирайся, Бойд! — прошепелявил он. — Ты мертвец! Убирайся!

Резкий удар, словно в яхту что-то врезалось со всего маху, чуть не сбил меня с ног. Я устоял, но зато выронил пистолет — он упал за борт.

— Ты убил ее, Эдди! — заорал я в бешенстве. — Бланш Арлингтон! Ты убил ее, так как она узнала, что ты собираешься обмануть Рида и работаешь на Чоя.

Мейз злобно посмотрел на меня.

— Нет, ты не мертвый, не привидение, ты живой! — медленно проговорил он. Его рука нырнула в карман пиджака и вытащила «магнум-357».

— Когда ты узнал, что Рид возвращается в Гонолулу, — сказал я, — ты понял, что Бланш все ему расскажет. А ты не мог допустить этого, не так ли, Эдди?

Поэтому отправился к ней домой и рассказал обо мне — о частном детективе, которого нанял Рид в Нью-Йорке. Сказал, что я приеду к ней в тот вечер. Это ты перерезал ей горло, Эдди! Сначала я думал, что это сделал Рид, чтобы отвлечь меня, сунув ей в руку спичечный коробок, но это был ты! Все продумал, ловкач Эдди Мейз. Тебе просто повезло бы, если бы полицейские обвинили меня в убийстве. Когда я пришел к тебе в бар, ты мне сказал, где можно найти Вирджинию, Чоя и Ларсона. А ведь я даже не просил тебя об этом!

Это леи из красного гибискуса вокруг ее шеи — подсказка, так, Эдди? Ведь и яхта, горящая сейчас у нас под ногами, тоже носит название «Гибискус».

— Наконец-то до тебя дошло, Бойд, — прорычал он. — Но слишком поздно, ты уже покойник!

— А как насчет Кемо? — не отставал я. — Сделал мне подарок, засунув его труп ко мне в шкаф? У тебя потрясающее чувство юмора! И убил его так, ради шутки?

— Мне нужна была девчонка. — Мейз противно улыбнулся. — Рошель знал, где спрятал золото, но не знал, как его найти. Ему нужен был проводник, поэтому я и взял Улани. Потом, за ночь до того, как мы должны были отплыть на Ниихау, я поймал ее — она хотела тайком убежать к тебе. Отвез ее к Рошелю и оставил там с ним. От него она не убежала бы.

— Знаю, Эдди. А как насчет Кемо?

— Когда я вернулся в бар, он ждал меня в кабинете, — невнятно пробормотал Мейз. — Сказал, что, если я не освобожу девчонку, он сообщит в полицию, что знает обо мне и Бланш Арлингтон. Я спросил его, что же он знает, и он, глупец, все рассказал. Он подслушал, как я разговаривал с ней по телефону. Все подслушал! Слышал, как я назначил время — шесть часов, чтобы приехать к ней. Это было в тот вечер, когда ее убили. Поэтому Кемо поставил меня перед выбором: либо я отдаю ему Улани, либо он сообщает в полицию о том, что знает. — Мейз пожал огромными плечами. — Что ты сделал бы на моем месте, Бойд? После того как я перерезал ему глотку, я снял с него одежду, нацепил на его шею леи. Пришлось подождать до трех часов ночи, чтобы засунуть тело в багажник машины и отвезти на Вайкики. Потом затащил его к тебе в ланаи.

У тебя есть еще вопросы, Бойд?

— Парочка.

— Я ответил на все вопросы, — заявил он и медленно поднял револьвер. И на этот раз должен прикончить тебя наверняка, Бойд. Ты начинаешь мне надоедать!

Податься было некуда, поэтому я остался стоять там, где стоял, и ждал, пока он нажмет на спуск. И вдруг услышал выстрелы. Не меньше трех. Если в моем теле полно свинца, то почему тогда я чувствую себя точно так же, как прежде? Я хотел спросить Эдди, как это ему удалось промахнуться столько раз и с такого близкого расстояния, но когда глянул в его сторону, то увидел, что он лежит неподвижно на металлических ящиках и глядит в небо.

Опять вспышка — я едва успел закрыть лицо рукой.

И затем неожиданно увидел рядом с яхтой какое-то другое судно. Посмотрев чуть в сторону, я увидел в двух ярдах от меня человека. Огонь отражался в стеклах его очков. Какое-то время он еще держал в руке револьвер, затем сунул его в кобуру.

— Лейтенант Ли, — пробормотал я. — Это вы убили Эдди?

— Я все слышал, Бойд, — сказал он. — Вам лучше пройти на полицейский катер — еще пять минут, и яхта вся будет в огне.

— Да, — кивнул я, — но сначала нужно забрать Вирджинию.

— Ее забрали пять минут назад. Из живых вы один остались на борту.

— Хорошо, — отозвался я. — А разве вы не хотите прихватить с собой эти ящики?

— Зачем? — вежливо спросил он. — Что в них такого ценного?

— Тридцать золотых слитков, по четыреста унций в каждом, — сообщил я. Но может, вы и правы — кому нужны деньги?

Но он уже не слушал меня, потому что отдавал приказы, и палубу вдруг заполнило огромное количество полицейских в униформе. Минуты через две все ящики были уже на катере.

Лейтенант Ли помог мне перейти туда же, и мы стали медленно удаляться от яхты. На фоне огня было хорошо видно тело Эдди Мейза. Неожиданно всю палубу охватило пламя.

— Справедливость восторжествовала, — тихо произнес Ли.
* * *

Через неделю мы с Вирджинией вышли из больницы и отправились к ней на квартиру. Вирджиния выглядела великолепно — ну, подумаешь, без ресниц, отрастут когда-нибудь! С моей физиономией было все в порядке — профиль не пострадал ничуть. На одной руке все еще красовался гипс, но доктор сказал, что через пару дней я забуду обо всем.

Минут через пять после того, как мы вошли в квартиру, в дверь вежливо постучали. Вирджиния вырвалась из моих объятий и пошла открывать. Вошел лейтенант Харольд Ли с неизменной вежливой улыбочкой на лице.

— Алоха какахиака! — сказал он.

— Ради Бога, оставьте, — сухо отреагировал я. — Что вам угодно?

— У меня для вас хорошие новости, мистер Бойд, — ответил он. — Завтра в одиннадцать утра вы можете вылететь в Нью-Йорк.

— А кто сказал, что мне надо в Нью-Йорк? — рявкнул я. — Мне и здесь начинает нравиться.

— Мы просто счастливы, что вам понравилось в Гонолулу, — вежливо заметил Ли, — могу пожелать вам: приезжайте как-нибудь еще.

— Да?

— Завтра в десять утра за вами заедет машина, мистер Бойд, — добавил он, — чтобы вы не опоздали на свой рейс.

— Как мило с вашей стороны, — проворчал я. — И меня там никто не будет ждать с наручниками?

— Очень смешно, мистер Бойд. — Лейтенант вежливо улыбнулся. — Ну, сообщив вам приятные новости, я должен идти.

— Минуточку, — остановил я его. — Несколько вопросов: во-первых, что с Улани?

— С ней все в порядке. — Ли посмотрел на Вирджинию. — Она передает вам… привет.

— И ей от меня передайте.

— После всего случившегося она решила, что достаточно всего повидала за пределами Ниихау. Поэтому решила провести остаток жизни на родном острове.

— Мудрое решение, — заметил я. — Надеюсь, вы нашли тело Кемо в шкафу в тот день, когда яхта отплыла на Ниихау?

— По правде говоря, тело обнаружила горничная.

— Еще один вопрос. — Я ухмыльнулся с надеждой. — Золото все цело?

— Абсолютно.

— А разве правительство не выплатит нам что-то вроде вознаграждения за то, что мы его нашли, ну, я имею в виду, это ведь собственность Соединенных Штатов, не так ли?

— Вы абсолютно правы, мистер Бойд, — кивнул Ли. — В таких случаях всегда выплачивают вознаграждение — небольшой процент от найденного.

— И когда я могу его забрать?

Он снял очки и начал тщательно протирать стекла носовым платком.

— Ну, вот тут возникает проблема, мистер Бойд.

Только когда выйдете из тюрьмы.

— Когда — что? — заорал я.

— Вы дважды не сообщили полиции о том, что обнаружили тела убитых, спокойно пояснил он. — Не сообщили об автомобильной аварии. Затем последовала нелегальная перевозка краденого золота — как вы справедливо заметили, слитки являются собственностью Соединенных Штатов…

— Но меня заставили! — сердито воскликнул я.

— Я вам верю, мистер Бойд, — серьезно произнес Ли. — Каждому вашему слову. Но проблема заключается в том, поверят ли вам судья и присяжные?

— Вам не придется вешать мне на шею леи! — рявкнул я. — Одного цветка достаточно. И вознаграждения мне не нужно, я даже заикаться о нем не буду!

Лейтенант снова надел очки и сказал:

— У вас исключительно правильное восприятие критической ситуации, мистер Бойд. Вы умный человек.

— Тогда кто же получит вознаграждение? Вы? — выдавил я.

— Полиция, мистер Бойд. Она заслужила его, не так ли? — Он пожал мне руку. — Было приятно с вами познакомиться, мистер Бойд, очень приятно.

Раскрыв рот, я наблюдал, как Ли пошел к двери, но около нее остановился.

— Надеюсь, мы когда-нибудь увидимся, — проговорил он и вышел из квартиры. Однако через две секунды дверь снова распахнулась и появилась его довольная физиономия. — Но конечно, не на Гавайях! — На этот раз дверь осталась открытой.

Вирджиния зажала рот рукой, чтобы сдержать смех.

— Тебе приказано убраться отсюда! — рассмеялась она. — Было приятно с вами познакомиться, мистер Бойд! Наш дорогой, великодушный благодетель Дэнни! — Она вся тряслась от смеха.

— Меня просто ограбили! — взвыл я.

Она вдруг перестала смеяться, подошла к окну и задернула шторы.

— Что…

— Твой самолет — в одиннадцать утра, не забыл? — сказала Вирджиния. — В нашем распоряжении всего несколько часов.

— Мне кажется, я уже слышал это.

— Но на этот раз тебе придется очень постараться, — решительно заявила она. — Найди какую-нибудь душевную музыку, Дэнни, пока я буду раздеваться. И направилась в спальню, позаботившись о том, чтобы дверь за ней осталась открытой настежь.

Я закурил. Интересно, как подействовала неделя воздержания в больнице на мою мужскую силу? Потом вспомнил, что Вирджиния просила меня найти какую-нибудь душевную музыку.

Я включил радио — звучала «Песнь островов».

КОНЕЦ
NIKOLA 06.08.2011 07:08:02
Вчера смотрел по телику на Мауи один чудак решил на пляже покопаться в песке, докопался до того что вырыл огромную пещеру!
Ну и как положено она обвалилась и того реального пацана завалило, Понаехалa полиция. скорая, пожарные и тд , но откопали таки "ребеночка", интересно во что ему это баловство теперь встанет? :D



Магазин гавайских товаров



Главная  |  Острова  |  Новости  |  Ссылки  |  Форум  |  Объявления  |  Интересно!  |  Фотогалерея